К основному контенту

Турмалин (2)


В дверь спальни деликатно постучались.
- Войди,- заспанным голосом отозвался Алан, лежавший на просторной кровати. В комнату вошел высокий молодой человек с зачесанными назад серебристыми волосами. У него в руках был поднос с утренним чаем и легким завтраком, состоящим из омлета, хрустящих тостов с малиновым вареньем и блинчиков с творогом.
Подросток сел на кровати, брезгливо сморщился, увидев то, что ему принесли.
- Опять омлет? Когда ты уже научишься готовить что-то кроме этого?
Молодой человек молча поставил поднос на прикроватную тумбу, отодвинув чашку с надписью "Big Boss" (что раздражала Дамиана до зубного скрежета), с недопитым с вечера чаем. Затем подошел к окну, переступив через смятые футболки, пустые упаковки из-под "хани твист", отдернул плотные шторы, едва слышно цокнув языком. Как будто на подносе был только омлет. Комната заполнилась солнечным светом.
Он бросил мимолетный взгляд на книжные полки, где пестрили корешки книг комиксов и стояли коллекционные фигурки персонажей различных игр и фильмов. На тех, что были выполнены в темных цветах, отчетливо виднелась пыль. Алан не разрешал убираться в комнате уже несколько дней. Однако, на джойстиках от приставки пыли не имелось, они просто не успевают запылиться из-за ежевечерних игр. Затем молодой человек подвез к кровати инвалидное кресло, которое стояло возле шкафа. Достал из него чистые носки, домашние брюки, рубашку, удовлетворенно отметив про себя, что хотя бы в шкафу все сложено идеально.
- Когда закончите завтракать, позовите меня.
Молодой человек галантно поклонился, подхватил чашку с тумбочки, вышел из спальни, споткнувшись перед этим о стопку корейских комиксов. В свинарнике и то чище.
Алан кое-как пододвинулся ближе к тумбочке, взял поднос, водрузил себе на колени. Наколол омлет на вилку. Швырнул его на пол. Перевернул поднос.
- Дамиан!- закричал подросток во весь голос. Дверь открылась.
- Убери,- велел юнец, ткнув пальцев в устроенный им беспорядок. Дамиан кротко кивнул, затем сел возле подростка на пол, взял в руки носки, надел их на ступни Алана. Натянул на него домашние брюки.
- С рубашкой я справлюсь сам,- пробормотал подросток,- убирай давай.
Прикосновения слуги его раздражали из-за того, что он всегда носил перчатки из неприятной на ощупь ткани. Она казалась Алану немного шершавой, потому он едва терпел переодевания.
Дамиан кивнул. Посуда не разбилась, только вот ковер придется хорошенько почистить. Он стиснул зубы.
Маленький ублюдок.

Прежде чем приступать к чистке, Дамиан усадил подростка в инвалидное кресло, вывез его на просторный балкон подышать свежим воздухом, заодно вручив чашку с горячим шоколадом и плед. Даже у этого мелкого тирана имелись маленькие слабости, с помощью которых им можно было управлять. Юнец достал наушники, свой смартфон, включил музыку.
Убедившись, что хозяин всецело погружен в музыку и шоколад, Дамиан прикрыл дверь балкона, вышел из квартиры, постучался к соседке.
- Дамиан, мой мальчик! - всплеснула руками тетушка Роуз, увидев радостно улыбающегося молодого человека. Он достал из кармана хрустящую купюру.
- Не сочтите за наглость,- состроил он невинные глаза,- совершенно не умею справляться с ковром в спальне.
И это была чистая правда. Уборка становилась для него мучением, когда дело доходило до ковров. Женщина выхватила купюру, подмигнула.
- Брось, ерунда. Я тебя выручу, а потом и ты меня как-нибудь.
Она вразвалочку дошла до ванной комнаты, не закрывая входной двери. Дамиан быстрым взглядом окинул виднеющуюся часть жилища. Тут и там выглядывали хихикающие тени, раздавался цокот коготков, не замолкая трещали звонкие голоса. Дамиан вздохнул. Соседка продолжала спиваться. Вон как понабежали за легкой добычей.

Пока Роуз оттирала ковер, она бросила взгляд на худенькую фигурку в инвалидном кресле, видневшуюся за стеклянной дверцей.
- Как ваш брат? Ему лучше?
- Намного,- солгал Дамиан, даже не обернувшись на подростка, и расплылся в приторной улыбке. Он видел краем глаза, что некоторые тени последовали за Роуз. Из-за угла выглянула рогатая мордашка, скривила рожицу. Придется учиться самому чистить ковры или вызывать кого-то из химчистки. Он вздохнул, повернул голову к мордашке. Весь подъезд в таких малявках, в каждом углу виднеется пакостник. В квартирах им уже тесновато, вот и вываливаются. Дамиан клацнул клыками и пакостник скрылся, трусливо пискнув.
- Дамиан!- донеслось с балкона. Закатив глаза, вежливо извинившись перед соседкой за то, что придется ее покинуть, Дамиан прошел к подростку.
- На обед я хочу суп с грибами и с чесночными гренками,- сказал он, вручая слуге пустую чашку. Дамиан повертел ее в руках.
- Но, господин, я уже закупил продукты для лазаньи,- осторожно произнес слуга. Юнец бросил на него гневный взгляд.
- Скажи мне одну вещь, пожалуйста,- сварливо сказал он,- что тебе говорила моя мать?
- Слушаться вас беспрекословно, юный господин,- отчеканил Дамиан. Только она не упоминала о дрянном характере этого сопляка.
- Я многого прошу?- подросток удивленно вскинул брови, рассматривая белое как снег лицо слуги.
- Нет, господин,- покачал головой Дамиан,- я немедленно отправлюсь в магазин.
- И принеси ВиАр-ки.
Дамиан покорно кивнул, вернулся в спальню юного господина, подошел к тумбочке. Среди вороха бумажек с рисунками, всевозможных значков и блокнотов с изображениями любимых героев Алана, обнаружились и очки виртуальной реальности. Дамиан брезгливо сморщился. Ну и бардак.
Получив желаемое, подросток удовлетворенно откинулся на спинку кресла, махнув слуге, мол, свободен. Дамиан же мысленно оторвал ему ноги. Ну а что, и так же не ходит.

Соседка довольно быстро управилась с ковром, после чего Дамиан рассыпался в благодарностях, вручил плитку дорогого шоколада как дополнение к купюре, проводил до ее квартиры. Сам же вернулся, составил список необходимого, накинул пальто, но не застегнул его, широкополую шляпу, протер и без того сверкающие ботинки, удостоверился, что бумажник лежит в кармане. Пока он красовался перед зеркалом, рассматривая новую хлопковую рубашку с вышивкой и темно-синий шелковый галстук с заостренным концом, с балкона донеслось:
- Дамиан!
Однако в этот раз голос хозяина звучал так, словно юный господин до смерти был напуган. Тихо ругнувшись, слуга помчался на балкон.
На правой ноге юнца сидел огромный паук. Дамиан выдавил из себя улыбку.
- В чем дело?- спросил он.
- У-у-убери его,- пропищал Алан, тыкая пальцем в паука.
- Отчего сами не попробуете?- поинтересовался слуга, подступая ближе к господину. Тот бросил на Дамиана жалобный взгляд.
- Хорошо-хорошо,- молодой человек нагнулся, аккуратно снял с ноги паука. Существо замерло у него на перчатке. Слуга улыбнулся, разглядывая крохотные волосатые ножки.
- Я собираюсь в магазин,- сказал Дамиан,- за ингредиентами для супа. Вам купить что-нибудь особенное?
- Купи себе руки из плеч,- юный господин не сводил глаз с паука на ладони слуги,- иди уже.
 Слуга спустился на первый этаж, поприветствовал консьержа. Дамиан выпустил паука как только вышел из подъезда. Потом осмотрелся по сторонам, вдохнул сладкий воздух полной грудью. Ему, в общем-то, в дыхании никакой необходимости, но раз он подражает человеку, то почему бы не делать этого с наслаждением. Осень была прекрасна. Золотая листва шуршала под ногами, доносился запах костров. Витрины магазинов украшались к осенним праздникам крохотными тыковками, котелками. Дамиан достал из кармана список, пробежался по нему глазами.
Первым пунктом значился кусок говядины на кости. Что ж, сначала к мяснику.

Толстяк Гиллаган приветливо улыбнулся Дамиану едва он зашел в лавку.
- Доброе утро,- раскатистым басом поприветствовал его мясник, молодой человек учтиво кинул, тоже улыбнулся, сказал чего ему угодно.
Мясник тут же засуетился. Выбрал лучший кусок, упаковал в фольгированный бумажный пакет, перевязал бечевкой.
- Как насчет копченых колбасок? Привезли рано утром,- мясник повел рукой в сторону витрины. Дамиан вежливо отказался.
- Алан ни за что не станет есть копченое.
Мясник понимающе закивал.
- Моей супруге тоже тяжело даются копчености, такое несварение сразу. Врач говорит, что нужно поберечься, возраст не тот.
Дамиан участливо посочувствовал, хотя последнюю фразу он, в общем-то, пропустил мимо ушей, разглядывая отвратительную свиную голову, украшенную яблоком. Молодой человек заметил, что люди положительно реагируют, если состроить сочувствующую мину и при этом склонить голову набок, а еще лучше покачать ею, цокая языком. Мол, ну надо же, вот это история. Они сразу становятся словоохотливыми, готовыми помогать в дальнейшем.
- Что-то еще?- спросил мясник, протягивая пакет. Дамиан отдал деньги, больше чем нужно. Мясник зарделся, хотя Дамиан делал так не впервые.
- Ох ну бросьте,- начал было отказываться толстяк Гиллаган.
- Нет-нет,- Дамиан сделал вид, что категорически против забирать купюры обратно. За это мясник всегда выдавал действительно лучшее мясо.
Попрощавшись с Гиллаганом, Дамиан направился за грибами.

Вернувшись в квартиру с полными пакетами продуктов, Дамиан сложил все у входной двери в коридоре, затем отправился обратно вниз к почтовому ящику. Мимо слуги проскакали два пакостника, на ходу подразнив его писклявыми голосами.
- Пошли прочь,- процедил Дамиан сквозь зубы, злобно сверкнув глазами, топнув ногой,- не то сожру.
Духи запищали и бросились наутек.
В почтовом ящике лежало несколько открыток от родственников господина из разных стран, утренняя газета, конверты с наклейками на ноутбук, приглашение на вечеринку, тематикой которой был выбран спиритизм. Дамиан повертел в руках приглашение. От кузины хозяина. Надо же.
Едва слуга снова переступил порог квартиры, он наткнулся на горящие огнем глаза подростка, соизволившего самостоятельно покинуть балкон.
- Сколько раз мне повторять, что складывать покупки у двери некрасиво?- спросил он у слуги. Пока язык не отвалится, господин.
- Прошу прощения, этого не повторится,- Дамиан широко улыбнулся. Алан вздрогнул.
- Не улыбайся так, у тебя клыки видно.
Дамиан сомкнул губы, кротко кивнул.
- Как скажете.
- Сделай мне чай. А это что?
Подросток увидел в руках у слуги прибывшие открытки.
- Почта.
- Дай сюда.
Он вытянул вперед правую руку, Дамиан вручил ему почту. Увидев конверт с наклейками, приехавшими быстрее, чем он ожидал, Алан немного повеселел.
- Буду у себя, с чаем не затягивай,- бросил подросток и укатил обратно в свою спальню.

Дамиан постучался в комнату Алана, держа в руке чашку с черным чаем. Две ложки сахара, три - молока, шоколадная конфета на чайном блюдечке.
Разрешения войти не последовало. Слуга нахмурился, постучал еще раз. И еще.
- Войди,- донесся слабый голос. Дамиан зашел в комнату.
- Ваш чай, юный господин,- с улыбкой сказал слуга, поставив чашку на прикроватную тумбу. Алан умудрился перебраться в постель и теперь лежал спиной к молодому человеку. Открытки были разорваны.
- Во сколько нужно подать обед?- любезно поинтересовался Дамиан, нацепив самую лучшую улыбку из всех имеющихся в его запасе. Он всегда старался улыбаться при разговоре, потому что знал: если ты улыбаешься, то голос приобретает совершенно другой оттенок. Все люди это чувствуют и тут же проникаются симпатией.
Подросток не ответил, лишь тяжело вздохнул.
- Господин?- вновь подал голос Дамиан, начиная раздражаться, однако улыбка никуда не делась. Алан повернул к нему заплаканное лицо. В его руках приглашение на вечер спиритизма.
- Мы не общались со смерти мамы,- прошептал он, протягивая слуге плотный лист бумаги, исписанный мелким аккуратным почерком. Еще бы, кто же будет общаться с заносчивым сопляком?
- Возможно, подвернулся неплохой повод для семейного воссоединения?- вежливо спросил Дамиан, подсчитывая в уме сколько картофелин ему потребуется для супа. Подросток нахмурился, бросил приглашение на пол, отвернулся.
Дамиан поднял приглашение, присел на краешек кровати.
- Это, конечно же, не мое дело, господин...
- Определенно не твое.
Дамиан сделал еще один вздох, подавляя желание разорвать гаденыша на мелкие кусочки и продолжил:
-... Но вам не приходило в голову, что вы могли и сами наладить общение, а не дожидаться, пока ваши родственники сделают первый шаг?
Алан тут же развернулся, сел на кровати. Судя по его взгляду, то Дамиану сейчас придется несладко, однако он продолжил:
- Несомненно, я мало что смыслю в отношениях между людьми, вы в праве злиться на меня, как вы всегда это делаете.
Алан сердито фыркнул, вытер слезы.
- Может быть, стоит пойти на уступки?
Подросток сердито раздувал ноздри, собираясь разразиться очередной гневной тирадой. Дамиан протянул к нему руку, чтобы поправить воротник рубашки.
- Мне не нравятся твои перчатки,- Алан отодвинулся, вспомнив насколько ему противны прикосновения слуги.
- Вам не нравится и когда я их снимаю.
Подросток легонько щелкнул Дамиана по ладони.
- Сними их на сегодня.
Молодой человек подчинился. Алан с отвращением воззрился на темные кисти рук слуги, какие бывают у покойников. Черно-фиолетовые матовые ногти были аккуратно подстрижены. На каждом из пальцев бурая отметина, которую издалека можно принять за кольцо.
Дамиан поправил воротник рубашки господина, пригладил его непослушные темные волосы, завивающиеся в тугие кудри.
- Займись обедом,- буркнул Алан,- и сообщи кузине, что я приеду.
Дамиан кивнул, встал с кровати, подобрал обрывки открыток.
- Это невежливо,- заметил он,- люди, приславшие их, будут ждать ответа.
Подросток потер глаза.
- Не твоя забота уже. Положи в верхний ящик тумбочки.
Дамиан подчинился. Затем взбил подушки, чтобы Алан мог сесть и опереться на них спиной. Слуга дал в руки Алану блюдце с чашкой.
- Почему только одна конфета?- возмутился Алан, развернув угощение.
- У вас заболят зубы, если вы станете есть много сладкого,- приподняв брови, произнес Дамиан и повторил вопрос про обед, на что ему было сказано идти заниматься делами.
Закрыв дверь спальни снаружи, Дамиан крепко выругался.
- Не нравятся ему мои перчатки, видите ли,- проворчал он, ступая по коридору в сторону кухни.

Пока варился бульон, Дамиан прошел в кабинет матери Алана. Дамиану не нравилось туда заходить, хотя его любовь к уборке заставляла это делать каждый день, чтобы там не скапливалась пыль. Где-то в ящиках стола находилась старая записная книжка, в которую скрупулезно вносились все адреса и телефоны большого семейства. Легко сказать "сообщи, что я приеду"- нужно теперь отыскать телефон кузины Алана. Раскрыв толстенную записную книжку, из которой вываливались визитки, клочки бумаги с номерами с именами и без, Дамиан принялся искать нужную комбинацию цифр. Смартфоном Алан пользовался разве что для заказа разного хлама через интернет, но никак не для звонков, и уж тем более не для ведения списка контактов.
Молодой человек потер лоб. Кажется, ее звали Саманта. Он прекрасно помнил, как она выглядела (приезжала пару раз убедиться, что тетя действительно при смерти), ведь мать Алана была более дружелюбна, чем ее сын и поддерживала общение с семьей. Ну дружелюбна, это, пожалуй, сильная натяжка. Однако другого слова просто не приходило на ум.
Ага, вот оно.  Он снял трубку телефона, стоящего на рабочем столе.
- Добрый день, могу ли я услышать Саманту?- сказал Дамиан, улыбнувшись невидимому собеседнику.
- Слушаю,- прошелестело в трубке.
- Ваш кузен Алан велел сообщить, что он получил приглашение и обязательно приедет.
На том конце провода явно растерялись.
- Буду несказанно рада его увидеть,- произнес голос, после недолгой паузы,- он прибудет один?
- Нет, в сопровождении слуги.
Кузина Алана снова замолчала. Наверное, приглашения рассылала не она, а тот, кто так же как Дамиан сидел с записной книжкой, сверяя все адреса гостей, разнося открытки.
- Я поняла,- наконец донеслось из трубки,- как он себя чувствует?
- О, просто превосходно.
Дамиан прямо-таки почувствовал, как у Саманты внутри все сжалось от злости. Она-то надеялась, что кузен давно отправился к матери.
- Жду с нетерпением.
Короткие гудки. Слуга с некоторым удовлетворением повесил трубку. С нетерпением, ну надо же. Ему захотелось посмотреть на перекошенное лицо Саманты, когда она будет изображать радушие при виде Алана и клокотать внутри, как закипающий чайник.

Дамиан при готовке обычно включал небольшое радио на кухне, чтобы дело шло лучше. Ему, конечно, никакого труда не стоило что-нибудь сготовить, в какой-то степени Дамиану даже нравилось возиться на кухне. Просто приходилось готовить так, как готовили люди. Требование Алана. Еда не должна появляться из ниоткуда, он и так не слишком просто привыкал к слуге, которого оставила после себя мать.
Дамиан бросил в кипящий бульон нарезанный кубиками картофель. Из-за решетки вентиляции на него таращились любопытные огоньки - пакостники, блуждающие от квартиры к квартире, периодически заглядывающие в жилище Алана. Словно каждый раз проверяли на месте ли тот большой и страшный.
Пакостники наводнили весь дом. Они приходили покормиться ссорами, криками, апатией, дурной атмосферой в квартирах алкоголиков и наркоманов. Дамиан не давал им подступиться к Алану, хотя эмоциональное состояние их юного господина манило как мотыльков на свет.
- Я вас вижу! - рыкнул Дамиан. Его глаза загорелись красным. Пакостники запищали, а через секунду их и след простыл.
- У тебя что, глаза на затылке?- спросил Алан. Дамиан обернулся. Подросток сидел в своем кресле позади него. Слуга не услышал, как он появился.
- К сожалению, нет, господин,- голос Дамиана тут же стал мягче,- но это было бы весьма удобно. Вы что-то хотите?
Подросток насупился.
- Суп еще не готов, к сожалению, но я могу ускорить процесс.
Алан сморщился.
- Ну уж нет, делай по-человечески.
Из радиоприемника донесся веселый голос диктора, вещающий о том, что вся страна уже в предвкушении праздников. Грибы томились в густом чесночном соусе в духовом шкафу.
- Вы могли меня позвать,- Дамиан забросил в кастрюлю мелко нарезанный лук. Подросток сказал еще давно, что если забросить лук при варке картофеля, то суп выходит вкуснее. С тех пор супы готовятся именно таким образом.
- Хотел проконтролировать тебя,- отрезал подросток, подъехав поближе к столу. Дамиан подавил ухмылку.
- Вам понравился чай? Мадам Ионеско посоветовала взять именно этот, его недавно завезли в ее чайную лавку,- слуга попробовал сделать так, как делают люди: они начинают вести непринужденные беседы, когда молчать становится неловко. Дамиану же было все равно, он хотел создать для юного господина иллюзию, что тот общается с человеком. Сам слуга мог молчать сутками напролет, болтовня его абсолютно не занимала.
Алан кивнул.
- Хотя бы чай ты научился делать нормально.
Дамиан принялся чистить морковь, представляя, что на терке он натрет не ее, а пальцы подростка.
- Омлет вам тоже нравился,- заметил слуга. Алан хмыкнул.
- Первые раз двадцать.
- Сегодня одним омлетом не обошлось, однако есть вы отказались, причем совершенно безобразным образом, вывернув все на ковер,- елейным голосом сказал Дамиан, даже не обратив на порез внимание.
- Ты пробуешь то, что ты готовишь?
Дамиан вытер черную каплю, выступившую на поверхности пальца, порез начал затягиваться.
- Естественно, господин. Проблема лишь в том, что я не питаюсь тем, что подаю вам. Не могу оценить вкус в полной мере.
- Ты либо кладешь мало соли, либо слишком много.
Дамиан сжал зубы.
- Вы слова не сказали за все время, мне думалось, что все в порядке.
Он обернулся на Алана. Подросток сидел со скучающим видом.
- А, понимаю,- теперь ухмылку спрятать не удалось,- юному господину стало невыносимо одиноко в своей спальне. Вы пришли не проконтролировать, не придираться, а поговорить, я прав?
Алан не смотрел в его сторону. Дамиан помыл морковь, достал из шкафчика терку.
- Очень хорошо, что вы приняли приглашение кузины,- Дамиан вдруг вспомнил: люди любят похвалу, даже незначительную.
- Думаешь?- негромко сказал Алан, исподлобья рассматривая прическу слуги.
- Вам пойдет на пользу общение с кем-то, кто больше похож на вас, чем с кем-то, похожим на меня.
Алан вновь сдвинул брови.
- Когда вы намереваетесь принять ванну? - поинтересовался слуга, включая конфорку, ставя на нее небольшую сковородку. Он плеснул туда немного оливкового масла, достал из холодильника еще одну луковицу. В последний раз подросток полноценно купался четыре дня назад. От него не пахло благодаря обтираниям: он приказывал принести полотенца и воду ему в спальню, затем выгонял Дамиана за дверь. Ванну юный господин принимать отказывался, потому что в прошлый раз Дамиан случайно ударил его спиной о бортик ванны, когда вытаскивал из нее подростка . До этого слуга слишком усердно натирал Алана, попадая шампунем в глаза, или попросту нечаянно причиняя боль, когда мыл его тело.
- Пока не буду в состоянии обойтись без посторонней помощи,- буркнул подросток. Дамиан почистил луковицу, нарезал ее мелко-мелко. Потом достал сладкий перец ярко-оранжевого цвета и маленький перчик халапеньо, нарезал и их. Для Алана все его движения казались невероятно быстрыми.
- То есть мою вы принять не желаете?- слуга развернулся к нему всем телом. Он дожидался, пока сковорода нагреется достаточно, чтобы начать обжаривать овощи.
Алан стыдливо отвел глаза, собравшись укатить обратно в свою спальню.
- Вы зря злитесь и стесняетесь,- равнодушно сказал Дамиан,- в мои задачи не входит причинение вам боли, ваше запугивание или унижение.
Подросток резко повернул коляску. На сковороде зашипело масло. Дамиан начал обжаривать лук.
- Тогда почему ты просто не свалишь отсюда?- сердито проклокотал Алан,- мне надоело каждое утро просыпаться и знать, что ты находишься здесь!
У него дрогнул голос, он опустил голову.
- Осточертело засыпать, зная, что ты в соседней комнате, бродишь по квартире.
Юный господин натуральным образом разрыдался.
- Убирайся туда, откуда тебя позвала мать!
Дамиан подошел к подростку вплотную, присел возле него на корточки. Их лица оказались так близко, что Алан невольно замолчал и замер, глотая слезы.
- Вы сдохнете,- четко, размеренно прошептал слуга,- как только уйду, ваша маленькая пичужка в костяной клетке перестанет трепыхаться. А я не получу обратно свой турмалин.
Он не стал говорить о том, что, покинув юного господина, слуга лишится не только заветного турмалина. Дамиан поправил манжеты рубашки подростка. Алан дернулся при виде рук слуги, на его лице появилось выражение отвращения. Впрочем, Дамиана это совершенно не смутило, он вытер мокрые от слез щеки юнца.
- И пока турмалина у меня нет, я сделаю все, чтобы вы продолжали жить. Даже не надейтесь, что ваш слуга когда-нибудь вас оставит.
Дамиан распрямился, вернулся к плите, добавил к луку морковь, перцы. Таймер залился трелью. Пора доставать грибы.

После обеда Алан захотел спать. Дамиан уложил его в кровать, сам же принялся за ежедневную уборку. В квартире и так очень чисто (за исключением комнаты Алана, что приводило Дамиана в бешенство), тем не менее, слуга просто не знал чем еще ему заняться. Он страдал от скуки. Когда он прибирался на балконе, прилегающем к гостиной, его окликнула молодая девушка, отдыхающая на балконе, примыкающем к квартире из соседнего подъезда.
- Доброго дня!- воскликнула она, едва завидев Дамиана в резиновых перчатках, выносящего на балкон ведро с водой, чистящее средство, тканевые салфетки.
- Здравствуйте,- улыбнулся ей Дамиан. Судя по тому, что выражение лица девушки не изменилось, клыков он ей не показал. Значит, не слишком широкая улыбка, в самый раз.
- Я недавно переехала в ваш дом и никого здесь пока не знаю,- девушка подошла к краю своего балкона, чтобы лучше рассмотреть Дамиана. В ее глазах он был весьма привлекательным молодым человеком. Высокий, статный, с красивым доброжелательным лицом. Девушку очень заинтересовал необычный цвет волос нового знакомого, как и стальные глаза, которые резко контрастировали с мягкими чертами.
- Добро пожаловать,- выдал слуга заученную фразу, плеснул в ведро чистящее срдства. Едкий запах тут же ударил в ноздри соседки, но Дамиан ничего не ощутил. Девушка отшатнулась.
- Не слишком ли много вы налили?- поинтересовалась она, инстинктивно зажав нос.
- Разве?- ему все равно, сколько средства он налил, главное, чтобы балкон сверкал. Для него не было большей радости в этом мире, чем все приводить в порядок. Он частенько прибирался в подъезде возле почтовых ящиков, если видел, что на полу лежат газеты или рекламные брошюры. Постельное белье менялось ежедневно. Пусть Алан и препятствовал уборке в своей спальне, этот пункт выполнялся безоговорочно. Если юный господин начинал возмущаться, Дамиан просто брал его на руки, относил в гостиную, усаживал на диван, где подросток сидел и ждал, пока слуга закончит. Стирка белья устраивалась каждый вечер, после чего Дамиан отправлял вещи в сушку, затевал глажку, складывал все в бельевой шкаф, помещал туда ароматное саше, запах которого очень нравился Алану (что удивительно). Счета за воду и электричество выходили баснословными, правда, это мало заботило юного господина: с наследством, доставшимся от матери, он мог хоть есть деньги на завтрак, обед и ужин.
- Мне кажется, что нужно добавлять чуть меньше,- сказала новая соседка. Дамиан согласно кивнул.
- Возможно, вы правы.
Небольшое количество людей могло удержаться от "мне кажется". "Мне кажется" преследовало Дамиана повсеместно. Почему люди не могли оставить "мне кажется" при себе, особенно в случаях, когда они обращались к тем, кого впервые видят?
Дамиан не чувствовал запахов так, как чувствуют люди, однако он вывел для себя идеальную пропорцию средства, от которой не собирался отходить ни на шаг. В квартире можно было есть с пола.
- Почему вы не спросите как меня зовут и не представитесь сами?- девушка немедленно забыла про средство, вновь окинув взглядом слугу.
- О, прошу простить,- Дамиан намочил в ведре тканевую салфетку,- как же вас зовут?
Ее звали Катриной, она только-только закончила ремонт в квартире. Стены в спальне покрасила в лавандовый, который на закате дает очень приятную атмосферу в комнате. Дальше последовал рассказ об обустройстве кухни, слуга же намывал балкон, невольно отключив для себя поток речи соседки. Его позабавило, что свое имя он назвать так и не успел.

Следующим днем, перед тем как начать собираться к кузине, Алан все же позволил слуге помочь с принятием ванны. Пока она набиралась, подросток сидел возле нее, следя за тем, чтобы температура воды была нормальной.
- Добавь пену,- сказал он Дамиану, который зашел со стопкой пушистых полотенец. Одно для лица, другое для волос, третье для ног, четвертое для тела целиком, пятое для причинного места. Шестое слуга постелил на пол, чтобы вода не попала на коврик и кафель.
- Хватило бы и одного,- Алан сосчитал полотенца. Он был в довольно-таки хорошем расположении духа. На завтрак Дамиан приготовил кашу на молоке, добавил туда немного свежих ягод, на обед Алан согласился поесть вчерашнего супа. Он не хотел признавать это, но суп получился вполне вкусным.
Дамиан принес табуретку, на которую собирался посадить подростка, пока будет вытирать его. Потом добавил в воду пены для ванн, закатал рукава рубашки.
Слуга осторожно раздел Алана. Перчаток на руках Дамиана не было. Юный господин велел носить их лишь в присутствии посторонних. Уж лучше так, чем каждый раз морщиться. Конечно, Алан скукоживался при виде рук слуги, но не сильно, как от неприятной ткани перчаток. Дамиан искренне недоумевал, почему они не нравятся, обычная ткань.
Слуга взял юного господина на руки, будто хрустальную статуэтку, опустил его в воду, удобно усадил. Алан вздохнул с облегчением.
- Надо же, за целый день ты не облажался, - произнес Алан, прикрывая глаза. Дамиан потянулся за шампунем, скривив губы. Подросток задержал дыхание и окунулся в воду с головой, а когда вынырнул, Дамиан налил немного шампуня себе в ладонь, начал мыть ему волосы.
- Осторожно!- завопил юнец,- не дави так сильно. Ты сейчас мне голову раздавишь!
- Прошу прощения,- с улыбкой произнес слуга. Он услышал хихиканье, поднял глаза к потолку. На люстре сидел пакостник, но едва его заметили, он плюхнулся в раковину и исчез с негромким хлопком. Дамиан нахмурился. Наглеют с каждым днем.

Юный господин придирчиво рассматривал себя в зеркале гардеробной. Рубашка, которую выбрал слуга, ему категорически не нравилась, но он не мог понять почему.
- Давай другую,- Алан начал расстегивать пуговицы, Дамиан же его остановил.
- Даже не думайте,- он отнял руки юного господина от рубашки, положил их на подлокотники кресла.
- Сказал другую, значит другую! - потребовал Алан. Дамиан нагнулся к нему.
- Ни в коем случае,- вкрадчиво произнес он,- ваши глаза не будут выглядеть так, как смотрятся с этой рубашкой.
Алан в сомнении закусил нижнюю губу. Он видел в своем отражении кого-то худощавого, нескладного и нелепого. Дамиан же видел, как ярко горят изумрудные глаза юного господина. Их чудесным образом дополняла рубашка своим глубоким насыщенным цветом.
- Переоденься,- скомандовал Алан, отодвинувшись от слуги. От Дамиана пахло корицей с апельсинами. К этому аромату примешивался запах яблок, дополненный горьким миндалем. Подросток невольно сделал глубокий вдох и аромат защекотал ноздри.
- А лучше помойся,- юнец покатил к полке с обувью, чтобы выбрать подходящую пару. Дамиан снисходительно улыбнулся.
- Я бы с радостью, господин, но как бы то ни было, у меня не получится совсем избавиться от естественного запаха. Через время он снова появится.
- Думал, для тебя нормально пахнуть серой и гарью,- протянул Алан, обернувшись на слугу.
- Мне кажется, что такое благоухание больше подходит вам.
- Следи за языком,- Алан погрозил Дамиану пальцем. Слуга поклонился.
- Прошу простить мою дерзость, не смог удержаться.

Когда они ехали к кузине, Дамиан то и дело поглядывал на Алана в зеркало дальнего вида. Юный господин то неотрывно смотрел в окно, сурово сдвинув густые брови, то рассматривал блестящие носки оксфордов. Дамиан категорически запретил надевать новенькие "супримы". Слуга, в общем-то, догадывался, что творилось в голове у подростка, но он лишь переключил радиостанцию, где играла более спокойная музыка. Тут же раздался голос Алана:
- Верни обратно, мне нравилась песня.
Дамиан подчинился. Юнцу ведь плевать на песню, он наверняка и не слышал ее толком. Возможно, он даже не слышал, что было включено радио.

Саманта лично встречала каждого гостя у распахнутых дверей своего огромного дома. Едва завидев, как Дамиан выходит из машины и достает из багажника сложенное кресло, она сразу насупилась. Затем спохватилась, растянула губы в улыбке. Наблюдая за тем, как слуга раскладывает кресло, Саманта пыталась вспомнить сколько же Алану лет. Едва кузина увидела лицо подростка, у нее предательски задрожали руки. Так похожий на свою мать в детстве, сейчас он выглядел как точная копия отца, привлекательного мужчины со смеющимися глазами. Только глаза кузена были пусты и печальны.
Дамиан помог выбраться юному господину из автомобиля, усадил его в кресло и подвез к Саманте, которая беспрестанно теребила кольцо с рубином на безымянном пальце правой руки.
Дамиан отметил про себя, что кузина господина изменилась. Цвет волос стал куда светлее, а талия сузилась.
Саманта кинулась обнимать Алана. Вопреки ожиданиям слуги, ее лицо не перекосилось, приветствие прозвучало весьма радушно.
- Здравствуй, мой дорогой, - произнесла она, затем расцеловала Алана в обе щеки, оставив на них следы алой помады.  Дамиан выудил из нагрудного кармана пиджака белоснежный платок и вытер лицо господина.
- Очень рад видеть тебя, Саманта,- смущаясь, сказал Алан,- ты чудесно выглядишь.
Кузина просияла, бросила радостный взгляд на Дамиана и тут же вся ее радость улетучилась. Слуга улыбался, однако глаза его оставались холодными, как лед. Он внимательно изучал лицо хозяйки вечера своим мертвым взглядом. Саманта ощутила, что у нее кожа покрылась мурашками. Обычно она кокетничала с молодыми мужчинами, если не обнаруживала обручального кольца, они были весьма симпатичны, их возраст не превышал тридцати. Теперь же Саманта ощутила себя олененком перед смертоносным хищником.
- Это Дамиан,- юный господин представил слугу и тот поклонился.
Хозяйка вечера пригласила гостей в дом, где в просторной, роскошно обставленной гостиной собрались уже почти все приглашенные. Там было достаточно шумно и многолюдно, пахло сигаретным дымом, грушей и смолой. Играет музыка. Между гостей тут и там сновали пакостники, пританцовывая в такт мелодии. Для них здесь самых настоящий праздник. Мало того, что можно покормиться на месте, так еще и увязаться за кем-то из приглашенных.
- Все не так уж плохо, да?- прошептал Алан, попросив Дамиана наклониться к нему. И снова ощутил аромат корицы и апельсинов. Не то, чтобы он неприятен, просто теперь Алан понимал чем пахло в квартире, пока мать была еще жива.
- Да, кажется, ваши страхи оказались напрасными,- Дамиан улыбнулся, смахнул с плеча подростка волосок. Алан ухватил его за лацкан пиджака.
- Еще раз. Хватит копаться в моей голове.
Подросток отпихнул слугу, так сильно, как только мог. Дамиан поправил пиджак, пригладил волосы. Зачем лезть в голову, у тебя же на лице все написано.
- Принеси мне попить,- сердито произнес Алан. Дамиан кивнул и отправился искать официантов.
Увидев одного из них, Дамиан махнул ему рукой.
- Вино, шампанское?- заискивающе улыбаясь, предложил молодой человек.
- Что-нибудь безалкогольное имеется?- спросил Дамиан, глядя на бокалы, на ножках которых он обнаружил отпечатки чьих-то пальцев. Молодой человек брезгливо сморщил нос.
- Хотя, неважно, спасибо,- Дамиан отошел от официанта, что в недоумении начал рассматривать свой поднос и бокалы.
Дамиан огляделся по сторонам. У дальней стены располагался длинный стол с закусками. Возле него уже собралась стайка гостей. Среди них был тучный седовласый мужчина, который то и дело отпускал сальные шуточки. Однако все натужно смеялись, похлопывали в ладоши, мол, какое остроумие. Сам мужчина не сводил глаз с глубокого декольте одной из гостий. Едва Дамиан подошел к столу, как седовласый господин тут же переключил свое внимание на него. Он сердито буравил молодого человека маленькими черными глазками, едва выглядывающими из-под тяжелых век. Женщины же с неподдельным интересом рассматривали Дамиана с ног до головы, подолгу задерживая взгляды на его лице, широких плечах и заде. Он казался им весьма аппетитным. Когда он уйдет, гостьи станут шепотом обсуждать удачный выбор брюк и одежды в целом, которая исключительным образом акцентировала внимания на достоинствах молодого человека.
Дамиан вежливо поздоровался со всеми находящимися у стола, взял небольшую тарелку, на которую ловко набросал закусок, на случай если Алан проголодается и чтобы дважды не подходить к столу. Пока Дамиан выбирал какой напиток прихватить для Алана, одна из гостий, всячески игнорируя новую порцию шуток, поздоровалась с ним. Она как бы невзначай оголила плечо, скинув с него палантин.
- Добрый вечер,- все так же вежливо улыбаясь, Дамиан бросил беглый взгляд на гостью. В общем-то, Дамиана не увлекали интимные связи с людьми, были, конечно, случаи, когда он проводил ночь и не только ночь с человеческими девушками из любопытства. Однако все происходило по его инициативе. Сейчас же с точностью до наоборот. То, как гостья смотрела на него, то как прикусывала губу, глядя в холодные глаза. Улыбка Дамиана стала еще шире.
Какая мерзость.
Он выбрал клюквенный морс и направился обратно к Алану. Слуга видел его среди толпы, даже когда кресло господина полностью скрывалось из поля зрения.
- Почему так долго?- недовольно проворчал Алан, когда Дамиан приблизился. Слуга подал стакан с морсом, юный господин начал жадно пить.
Приглашенные тут же оживились и бокалы с алкоголем стали разбираться быстрее.
К Алану подошла кузина.
- Дамиан, не могли бы вы оставить нас наедине с братом?- Саманта положила руки на плечи кузена.
- Не мог бы,- резко отчеканил Алан,- он останется здесь. У меня нет от него секретов, как и у него от меня.
Саманта сверкнула глазами. Дамиан ухмыльнулся. Он не прогадал насчет кузины господина.
- Тетя обещала оставить мне одну очень важную книгу,- процедила Саманта сквозь зубы,- я хотела бы забрать ее.
- Столько времени минуло и вы сейчас про нее вспомнили?- как бы между прочим вставил Дамиан.
- Времени прошло не так много, к тому же вас явно стоит поучить манерам, если вы смеете влезать в разговор своего хозяина,- Саманта смерила слугу уничижающим взглядом.
- Дамиан прав,- молвил Алан,- почему ты не приехала, чтобы забрать ее?
- Забрала бы. Только твоя шавка не пускала даже на порог, приходилось уезжать ни с чем.
- О, госпожа,- Дамиан оскалился,- мне велели любой ценой охранять жизнь, здоровье и покой юного Алана. Неужели я могу ослушаться? Ведь тогда моей репутации придет конец. Захотят ли нанимать того, кто не очень-то хорошо исполняет обязанности?
Саманта невольно поежилась: ей показалось, что в оскале слуги мелькнули клыки.
- Какая еще за книга?- спросил Алан, ткнув Дамиана в бок, мол, хватит скалиться.
Но Саманта не успела ответить, поскольку в гостиную вкатили огромный стол, в центре которого лежала уиджа – доска для спиритических сеансов, с нанесенным на нее алфавитом, цифрами от 1 до 9 и нулем, словами «да» и «нет». К ней прилагался указатель. Уиджа была достаточно большой и красивой, изготовленной из вишневого дерева.
Дамиан скептически приподнял правую бровь.
- Надо же,- усмехнулся он, расстегнул пиджак.
Саманта стянула короткие перчатки.
- Вы когда-нибудь бывали на спиритическом сеансе, Дамиан?
- Там, откуда я родом, с мертвецами можно пообщаться напрямую.
Кузина Алана цокнула языком. Юный господин дернул слугу за рукав.
- Прекрати!- прошипел он.
В гостиную вошла невысокая женщина лет сорока с копной черных как смоль волос, массивными серьгами с жемчугом, оттягивающими мочки ушей. Одеждой ей служил довольно невзрачный брючный костюм, а вот макияж говорил о том, что если в роду у нее не было проституток, то она имеет их среди подруг.
- Доброго вам вечера,- прокаркала вошедшая, обращаясь ко всем присутствующим,- пожалуйста, встаньте в круг.
Заинтересованные гости тут же кинулись выполнять просьбу женщины.
- Меня зовут Рошин и сегодня я стану вашим проводником в мир мертвых,- понизив голос, так чтобы все начали прислушиваться, сказала она,- свет!
Женщина хлопнула в ладоши, и верхний свет погас. Официанты тут же впорхнули в гостиную с зажженными свечами на своих подносах, затем они поставили стулья вокруг стола. Гости переглядывались, шептались, хихикали. Кто-то же стоял с недоверчивым выражением лица, мол, ну как же, мир мертвых. Саманта выглядела же невероятно довольной начинающимся представлением.
Для Рошин внесли мягкое кресло с высокой спинкой, на котором восседало несколько пакостников. Она уселась в него, подтянула к себе доску уиджа, разложила вокруг нее кристаллы кварца, официанты же расставляли на столе черные свечи.
- Сначала мы разогреемся, так сказать,- Рошин положила руки на доску, сделала глубокий вдох. Дамиан смотрел на пакостников, которые вдруг полезли изо всех щелей и стали по-хозяйски рассаживаться прямо на столе.
Кто-то из этих наглых малявок наконец заметил Дамиана и они бросились врассыпную. Те, что сидели на кресле, даже и не подумали удирать.
Рошин пригласила нескольких добровольцев занять места за столом. Какое-то время они якобы общались с духом умершей бабушки рыжеволосого юноши, сидевшего ближе всего к Рошин. Алан внимательно следил за процессом, Дамиан же откровенно скучал, потому что видел, как пакостники вернулись на стол и именно они пинали указатель вместе с руками медиума. Скука постепенно сошла на нет, когда Дамиан заметил, что в гостиную, несмотря на обилие свечей, пришла темнота, да такая, что казалась густой.
- Юный господин не желает подышать свежим воздухом?- поинтересовался Дамиан, нагнувшись к подростку, сам тем временем осторожно отогнул его воротник.
На шее Алана красовался кожаный шнурок. Надел, это хорошо.
Дамиан немного успокоился.  
Алан мотнул головой. Слуга поправил воротник юного господина
и принялся наблюдать дальше, готовясь в любой момент среагировать.
Всласть наговорившись с «духом», Рошин предложила пообщаться с кем-нибудь еще.
В ту же секунду темнота доползла до свечей и многие погасли. Внезапно Алан громко сказал:
- Я хочу поговорить с матерью.
Гости как-то притихли, некоторые из них с интересом смотрели на юного господина.
- Не самая хорошая мысль,- Дамиан положил руку на плечо подростка, но тот сбросил ее.
Слуга обвел взглядом гостиную еще раз. Что-то казалось ему очень странным, однако он никак не мог понять что именно настораживало.
Алан подкатил к столу, официант освободил место для его кресла,
убрав один из стульев. Пакостники захихикали, потирая корявые лапки. Дамиан последовал за господином и тоже сел за стол.
Едва взглянув на его недовольное лицо, пакостники хотели было разбежаться. Однако их словно что-то останавливало –
они не решались больше спрыгивать со стола.
Слуга бросил случайный взгляд на гостей, находившихся за спиной подростка и увидел, что в дверном проеме стоял кто-то темный.
Не разглядеть толком лица, одежд, только горят лихорадочным огнем два глаза.
Так же горели глаза матери Алана, когда она составляла договор с Дамианом.
Слуга едва заметно улыбнулся.
Конечно же это существо не являлось матерью юного господина,
оно пришло не само по себе, а увязалось за Рошин. Потому пакостники, обитающие в доме Саманты, боялись его. Чужак.
Дамиан внимательно смотрел на лицо медиума, подернутое тонкими морщинками.
Слуга сидел, подперев голову рукой.
Существо пока его не замечало, оно медленно двигалось в сторону Рошин, пробираясь через гостей. Люди ничего не видели, но чувствовали. Им становилось немного холодно, их начинало подташнивать.
Дамиан откинулся на спинку стула.
Что же натворила Рошин, если такое создание бродит за ней по пятам?
Медиум словно услышала его мысли, посмотрела на слугу исподлобья. Зло и сердито.
- Как звали вашу маму?- прощебетала Рошин, взгляд же остался неизменным.
Существо как будто чего-то выжидало. Дамиану не понравилось,
что создание остановилось довольно близко с Аланом, потому молодой человек встал за спиной у юного господина. Подросток велел ему сесть обратно, слуга ответил отказом.
- Сядь. Раздражает, когда ты стоишь за мной,- чуть повысив голос, приказал Алан.
Дамиан проигнорировал слова господина. Алан дернул слугу за рукав.
- Немедленно сядь,- прошипел он. Алан чувствовал, что на них все глазеют.
Слуга упрямился. Чертыхнувшись, юный господин повернулся к Рошин.
- Ее звали Ева.
Медиум потерла ладони, положила их на уиджа. Картинно закрыла глаза, запрокинув голову назад. Существо, стоящее чуть поодаль,
вытянуло вперед свои черные лапы и, неуклюже переваливаясь
с ноги на ногу, поковыляло к креслу. Дамиан вытащил платок и прикрыл нос.
Запаха чистящего средства он не ощущал, зато вонь от таких созданий была вполне себе явной, к тому же омерзительной. Это как разогреть в микроволновой печи тухлое мясо с гниющей рыбой.
- Ева,- Рошин сделала глубокий вдох. Существо, наконец, дошло до кресла, ухватилось за его спинку. Пакостники с визгом разбежались кто куда.
Дамиан с любопытством смотрел на то, как создание водрузило
свои тонкие руки со скрюченными пальцами на подлокотник.
Рошин даже бровью не повела. Дамиан едва удержался, чтобы не рассмеяться.
Какой же из женщины медиум, если возле нее стоит враждебная сущность, а она ее даже не замечает?
Как только Рошин начала в хаотичном порядке водить указателем по буквам на доске уиджа, существо издало странный хрип, сделало еще пару шагов вперед, сцапало руки Рошин, утробно зарычало.
Дамиан презрительно вздернул правую бровь. Что оно хочет?
Существо выхватило указатель и взревело.
Дамиан резко нагнулся к Алану, поднял его на руки.
- Что ты делаешь?- крикнул Алан. Дамиан лишь сказал:
- Пожалуйста, обхватите меня, я не хочу, чтобы вы упали.
Он отпрыгнул от стола с юным господином на руках, как раз в тот момент, когда существо вгрызлось в шею Рошин и кровь брызнула на стол.
Алан ошарашенно смотрел на то, как гости, ближе всего находившиеся к столу, с воплями бросились к выходу.
- Ч-что…- заикаясь произнес Алан, крепко сжав шею Дамиана. Тот немного поморщился.
- Нам пора,- Дамиан закрыл ладонью глаза юному господину.
- Нет!- отчаянно выпалил Алан, отбрасывая его руку,- убери эту мразь! Она же всех тут переубивает!
Алан искал глазами Саманту. Существо же забралось на стол.
Оно стало передвигаться куда быстрее, после того, как отужинало медиумом.
Широко распахнутые глаза Рошин смотрели прямо на Дамиана,
кровь заливала ковер.
- В мои обязанности входит обеспечение только вашей безопасности,- отрезал Дамиан, повысив голос, чтобы перекрыть вопли гостей.
Алан вцепился в воротник его рубашки.
- Если не сделаешь так, как я тебе велю, клянусь, что расколочу твой турмалин!
Глаза Алана пылали огнем.
- Вы не сможете этого сделать…
- Хватит!
Алан ударил слугу по щеке.
- Это приказ!
Он снял с шеи кожаный шнурок, из-под рубашки показался черный турмалин грубой огранки. Радужка глаз Дамиана стала рубиново-красной, а белок почернел. Алан надел незамысловатое украшение на молодого человека.
Дамиан клацнул зубами, осклабился. Слуга осторожно посадил на пол господина, неторопливо снял пиджак, закатал рукава, стянул перчатки.
- Скорее!- Алан нигде не видел Саманту. Он закусив губу и рот наполнился солоноватым вкусом. Прокусил до крови.
- Не стоит так переживать,- сказал Дамиан страшно ласковым голосом, от которого у Алана по спине побежали мурашки. Глаза слуги стали похожими на две засасывающих воронки, где бесновался алый вихрь. Тень Дамиана удлинилась. Алан вдруг ощутил, как время для него замедляет свой ход.
Крики гостей стали приглушенными. Они превращались в живых статуй с лицами, перекошенными от страха.
Дамиан приблизился к столу, на котором восседало существо и что-то жевало. Алана затошнило: оно оторвало пальцы медиуму и пока пережевывало их, высматривало кого бы еще сожрать.
- Никаких манер,- пробормотал Дамиан, брезгливо приподняв правый уголок рта.
Существо же, глядя на него в упор, продолжало жевать, а затем прыгнуло на спину того самого мужчины, который веселил своими шутками дам у стола с закусками.
Алан увидел Саманту. Она вжалась в стену у окна, наблюдая за
происходящим с вытаращенными глазами.
Кожа Дамиана превратилась в черненое серебро. Он вытянулся, стал шире в плечах. Турмалин на его шее пылал огнем. Если коснуться, то можно прожечь пальцы до кости.
Кисти рук слуги почернели, словно они обуглены. Дамиан в мгновение ока очутился возле стонущего от боли седовласого шутника, которому уже отгрызли ухо. Слуга с легкостью оттащил шипящее существо от насмерть перепуганного мужчины, швырнул в сторону. Дамиан услышал как плачет Саманта.
Она смотрела на слугу своего кузена и у нее леденело все внутри.
Коленки дрожали от первобытного ужаса. Ей не было так страшно даже от осознания того, что в паре метров от нее клокотало от гнева
нечто темное и жуткое. Саманта зашлась в рыданиях, тщетно пытаясь отвести взгляд от статного молодого человека, точно отлитого из драгоценного металла.
Дамиан посмотрел на нее, улыбнулся и кузина Алана завыла раненым зверем, попавшим в капкан. Девушка пыталась закрыть себе глаза руками, но они отказывались слушаться.
Существо же ринулось к Саманте. Дамиан встал у него на пути,
поймал обеими руками.
Раздался треск.
Дамиан впился зубами в шею существа и оторвал от нее кусок.
Теперь, находясь в мире людей, создание стало как опасно, так и уязвимо: оно стало осязаемым. Создание сначала кричало, барахталось, чтобы оттолкнуть от себя Дамиана, потом немного обмякло и по мере того, как Дамиан поедал плоть создания, издавало звуки, похожие на рыдания. Затем оно захрипело, уже слабо отбиваясь.
Молодой человек зарычал от удовольствия, оторвал существу руки.
Саманта всхлипывала и кому-то молилась о том, чтобы ее глаза стали незрячими, а уши перестали слышать.
Когда Дамиан закончил, он отбросил то, что осталось от создания.
Целиком доедать не было смысла, самое главное расправиться с головой.
Саманта рухнула на пол, беспрестанно шепотом успокаивая саму себя.
Слуга подошел к Алану, вытащил из пиджака, лежащего рядом с ним, платок, вытер черную маслянистую жидкость с губ и подбородка.
- Рубашка безнадежно испорчена,- пробормотал он, улыбаясь одними уголками рта.
Он убрал платок в карман брюк, нагнулся к Алану, чтобы взять его на руки, но юный господин отстранился.
- Не трогай меня,- прошептал он. Подростка трясло.
Дамиан вытер ладони о брюки, снова потянулся к Алану.
- Не трогай!- возопил тот. Его щеки были мокрыми от слез.
Слуга снял с шеи турмалин, повесил на шею Алана.
- Нам пора, господин,- сказал Дамиан и поднял подростка с пола.
Кожа слуги вернулась к привычному оттенку, глаза вновь приобрели
нормальный цвет. Кисти рук так и остались полностью черными, Дамиан не придавал этому значения. Пройдет до утра.
Когда слуга взял Алана, юный господин уткнулся лицом в его грудь, тихо заплакал. Худые плечи тряслись, а пальцы вцепились в рубашку
молодого человека, смердящую тухлятиной из-за крови существа.
Попрятавшиеся по углам пакостники высунули заостренные мордочки, переглядываясь друг с другом. Саманта рыдала, свернувшись на полу клубком. Седовласый мужчина сидел с отсутствующим видом, прижимая руку к тому месту, где недавно было ухо.
- Увези меня отсюда,- всхлипывая, приглушенно произнес Алан,
все так же прильнув к груди слуги.
- Как скажете.
Дамиан усадил Алана в инвалидное кресло и покатил его прочь из гостиной.

Когда они только вернулись домой и Дамиан включал свет в комнатах, Алан, не говоря ни слова, направился в свою спальню. Услышав щелчок замка, слуга подошел к двери юного господина. Он деликатно постучался.
- Уйди,- произнес Алан севшим голосом.
- Вам нужно поужинать и искупаться перед тем, как отправляться спать,- сказал Дамиан.
- Отвали,- пробормотал Алан себе под нос, но он знал, что слуга прекрасно его расслышал. У подростка перед глазами стоял Дамиан с кожей, подобной черненому серебру. По его подбородку стекает темная маслянистая жидкость. Он вытирает ее, нагибается к Алану.
Юного господина затошнило. Он до сих пор ощущал запах того существа. Едкий, отвратительный.
Алан снял с себя турмалин, со злостью швырнул его на пол. Камень блеснул красным и тут же потух.
Стоявший за дверью Дамиан, поморщился. Удар камня об пол отозвался неприятным гулом в затылке.
Что ж, если Алан отказывается поужинать, пусть. Если раньше Дамиан бы разозлился, то теперь он просто направился в свою комнату, чтобы раздеться. Вечер выдался несколько утомительным даже для него.
Едва он включил свет в своей спальне, как замок на двери комнаты Алана щелкнул. Слуга выглянул в коридор.
- Все же согласны поесть?- поинтересовался Дамиан, снимая запонки. Алан смотрел на него взглядом, полным ненависти.
- Что произошло на сеансе?- спросил он.
- А вы разве сами не видели?- Дамиан улыбнулся. Алан потребовал подойти к нему и наклониться. Как только слуга подчинился, юнец отвесил звонкую пощечину.
Дамиан выпрямился. На его щеке пылал отпечаток пятерни юного господина.
- Погиб человек, бездушная ты мразь,- прошипел Алан,- ты видел эту тварь до того, как ее увидели все, иначе бы не встал за моей спиной.
Глаза Алана защипало. Он поднял взор к потолку, чтобы не расплакаться снова. Дамиан снисходительно улыбнулся, убрал запонки в карман брюк, завернул манжеты, оголив изящные запястья, наклонился к Алану.
- Если хотите поплакать, то не нужно себя сдерживать,- он мягко коснулся ладонью щеки Алана. К его удивлению, юный господин не отстранился.
- Конечно же я видел,- Дамиан смотрел в глаза Алана, наполненные слезами. Юный господин сделал глубокий вздох.
- Однако какой мне прок спасать всех, кто находился на сеансе, если меня заботите только вы?
Губы Дамиана растянулись в улыбке.
- Давайте вы прекратите упрямиться и все-таки поужинаете.
Он повез Алана в сторону кухни.
- Сначала смени рубашку, от тебя воняет,- буркнул подросток.
- Непременно.
Юный господин сам покатил на кухню, Дамиан же вернулся в свою спальню, пересек ее, оказавшись в небольшой ванной комнате, где, стоя перед зеркалом, он снял испачканную рубашку. Слуга бросил ее на пол, умылся, намочил полотенце и смыл им черные следы на груди. Он замер перед зеркалом, внимательно глядя на свое отражение. Волосы растрепались. Да и вообще уже нужно было стричься.
- Почему так долго?- проорал Алан с кухни. Дамиан спохватился, поднял рубашку с пола, вернулся в спальню, достал из шкафа ту, которую обычно носил, если никуда не нужно было идти. Нет, она не порвана или в пятнах (такого Дамиан не смог бы допустить). Просто ее не жалко.
Рубашку с сеанса Дамиан бросил в урну, как только вошел в кухню.
- Чего вы хотите?- спросил слуга, открывая холодильник.
- Сделай чай. Я подумаю.
Дамиан покорно кивнул. Пока кипятилась вода, Дамиан решил разогреть яблочный штрудель, который испек прошлой
ночью, маясь от безделья.
- Расскажи про то существо,- попросил Алан. Дамиан пожал плечами.
- Обычный паразит, каких немало. Таскаются за людьми повсюду.
Алан взял бумажную салфетку с подставки на столе, начал крутить ее в руках.
- Правда, в основном, они не превосходят по размеру кошку или небольшую собаку,- продолжил Дамиан,- когда паразит настолько крупный, то имеют место быть какие-то страшные события, которые очень сильно подпитывают этих нахлебников.
Алан скомкал салфетку.
- Почему ты его видел, а я - нет? И остальные не видели?
- Потому что вы люди.
Алан достал из шкафчика коробку с чаем, из другого - любимую чашку Алана с той самой дурацкой надписью, которая всегда коробила Дамиана.
- Видимо, конкретно этому паразиту не хватало подпитки, вот он и решил прорваться к нам, в осязаемый мир,- Дамиан положил в чашку две ложки сахара. Даже если юный господин ел что-то сладкое с чаем, он настаивал на сахаре.
- Все из-за уиджа?- Алан внимательно следил за действиями слуги. Дамиан кивнул.
- Я слышал, что если существо из междумирья завладеет указателем или доберется до уиджа во время сеанса, то оно сможет попасть сюда,- слуга достал из холодильника упаковку молока,- но никогда не приходилось наблюдать это с такого близкого расстояния.
Алан тихо засмеялся.
- "Слышал". Только и всего? Ты же вроде как всезнающий?
- Всезнающий у нас вы, господин,- Дамиан учтиво улыбнулся,- я же простой слуга, никак не могу знать всего.
Юнец стиснул зубы. Вода вскипела. Дамиан насыпал немного чая в пузатый чайничек для заварки, залил туда кипятка.
- Нет, нет!- воскликнул Алан,- боже ж ты мой, я только начал думать, что ты научился правильно делать чай!
Дамиан же с невозмутимым видом налил молока в чашку, дождался пока настоится чай, следом добавил и его.
Затем он вытащил из духового шкафа румяный штрудель. По кухне поплыл дивный аромат печеных яблок, миндаля. Дамиан выложил рулет на тарелку, нарезал его.
Когда Алан отправил в рот первый кусок штруделя, все еще чертыхаясь из-за напрасно потраченного чая, он тут же застыл, как каменное изваяние.
- Что-то не так, господин?- поинтересовался Дамиан. Ему огромных трудов стоило подавить улыбку. Он-то знал, что со штруделем все прекрасно, что лакомство тает во рту. Это не рулет, это самый настоящий летний вечер с чашкой чая на побережье, когда воздух пахнет ежевикой, горячим песком, горечью дыма костров. Когда красно-золотое яблоко заката медленно опускается в ласковые
волны моря и если подставить под нужным углом чашку, прищуриться, то солнце упадет в чай, а вовсе не в ало-синюю пучину.
Алан осушил свою чашку, не проронив ни слова.
Той ночью он спал на удивление хорошо. 


Популярные сообщения из этого блога

Паразит.

За стеной кто-то громко закричал, я вздрогнул и проснулся. Горела лампа, очки съехали на кончик носа, книжка валяется на полу. Следом за криком последовал глухой удар, будто что-то бросили на пол. И снова вопль.
В углу у окна, забравшись под полупрозрачные занавески, согнувшись в три погибели, сидел Пиявка. - Ты опять этого старого алкаша донимал?- поинтересовался я, сев на кровати, пытаясь сообразить который сейчас час. Приплюснутая морда, как у нетопыря, осторожно выглянула из-за занавески. Сосед продолжал орать. - Вроде же договорились, что соседей справа и слева ты не трогаешь,- я откинул одеяло, потер глаза, свесил ноги с кровати. Пиявка выбрался из-за занавесок, хлопая своими огромными зелеными глазами, которые в темноте светились, как у кошки. - Да я ж маленько,- ответил он мне словами того самого алкаша, который сейчас метался за стенкой. Вообще Пиявка мало разговаривал, однако со мной почему-то он мог выдавить из себя пару фраз, которых набрался от людей, живущих в нашем доме…

Сапожок.

Макс поднял глаза к хмурому небу, затем беспомощно обвел взглядом мрачные деревья. Казалось, что они подбираются к пареньку все ближе, постепенно смыкаясь вокруг него в плотное кольцо.
Юноша угрюмо смотрел на то, как Пряник неуклюже ковыляет за ним, крепко-накрепко вцепившись в детский резиновый сапожок нежно-голубого цвета.
- Устал?- спросил юноша, сбрасывая рюкзак на опавшие листья. Пряник закивал, приостановившись и свесив голову на бок, вывалив из раскрытой пасти длинный розовый язык. Запыхался, бедняга.
Пряник подошел поближе к Максу, а потом сел на землю, по-хозяйски разложив на траве длинный хвост.
- Надо бы поесть,- вздохнул паренек, усаживаясь рядом с Пряником. Тот выжидающе посмотрел на паренька, засвиристел, нетерпеливо заерзав на месте.
- Да как так можно, одно сладкое жрать!- паренек принялся рыться в рюкзаке.
Пряник захныкал. Не выпуская сапог из лапок, он пододвинулся к рюкзаку Макса, что-то пропищал. Его странная мордочка, отдаленно напоминающая морду летучей лиси…

Новоприбывшие.

- Ну-с, Бриндис, с вами мы почти закончили,- довольно произнесла Ингер, закончив зашивать миссис Фараго, еще недавно всегда улыбающуюся пожилую женщину, которая отравилась минувшим вечером во время просмотра телевизора. Девушка выключила диктофон.
Уголки губ покойницы будто бы приподнялись в слабой попытке улыбнуться. По крайней мере, так показалось Ингер. Дело осталось за малым.
- Закончила?- к Ингер заглянул Дежё, парень с вечно всклокоченными волосами соломенного цвета,- курить пойдешь?
Ингер посмотрела на Бриндис, накрыла ее простыней.
- Да, да, иди. Я догоню.
Дежё улыбнулся и, выхватив из кармана зажигалку, понесся на улицу, попутно доставая помятую пачку сигарет с вишневым вкусом.
- Эй, Дежё! - его окликнул Имре, высунувшись из своей каморки,- ты опять сожрал мой ужин?
- Ага,- бросил на бегу Дежё,- стоп, что?
Имре клацнул зубами. Дежё закатил глаза.
- Не трогал я твой ужин. Что ты начинаешь, один раз перепутал ланчбоксы, теперь цепляешься ко мне.
- Я бы тогда спросил: Дежё, ты перепутал…