К основному контенту

Его здесь нет.

Оз закрыл дверь в свою комнату, предварительно убедившись, что в коридоре нет никого из домашних, кто мог бы услышать разговор.
- В общем,- он уселся в продавленное кресло, которое осталось ему от старшего брата, уехавшего учиться в другой город. Кресло, в общем-то, было достаточно удобным, только если сесть немного не так, как нужно, то в ягодицу тут же впивалась острая пружина.
Морис, сидевший на полу, прислонившись спиной к кровати Оза, меланхолично разглядывал взволнованного товарища. Софи, которая устроилась на подоконнике, выдула из жвачки огромный пузырь и лопнула его с громким щелчком. Родерик, примостившийся на краю кровати, поправил очки, внимая Озу.
- Вы же все видели фильмы про одержимых людей?- неуверенно начал Оз, судорожно сглотнув.
- Ты прямо настолько издалека решил зайти?- протянула Софи, с сомнением глядя на других друзей.
- Ну, на самом деле,- Оз почесал затылок,- не издалека.
Он взъерошил светло-каштановые волосы, сделал глубокий вздох.
- Да давайте я вас сразу познакомлю, проблема-то,- пробормотал Оз.
- В любом случае…- начал было Род, но тут же осекся с ужасом увидев, как закатываются глаза Оза. Друга затрясло, а изо рта полилась густая белая пена. Морис вскочил, отпрыгнул подальше от Оза, Софи подобрала ноги, прижалась спиной к холодному стеклу. Ей показалось, что волосы на загривке встали дыбом. Род же бросился к двери, но не решился выбраться наружу.
Оза все трясло и трясло, а когда он, наконец, успокоился, то друзья обнаружили, что их товарищ как-то сильно изменился буквально за минуту. Лицо словно осунулось, под глазами появились темно-фиолетовые круги, волосы как будто потемнели. Первой отмерла Софи.
- Оз,- позвала она друга по имени, при этом вцепившись голубыми ногтями в плечо Мориса, который сейчас находился возле нее. Морис ойкнул, прошипел, чтобы больше так не делала.
Оз резко повернулся на голос Софи.
- ФРЕНСИС,- изрек Оз густым низким басом,- ОН НАЗЫВАЕТ МЕНЯ ФРЕНСИС.
Род медленно сползал по стенке, прижав руки ко рту.
- Офиге-е-еть!- завопила Софи. Сердце чуть из груди не выпрыгнуло.
- Хреновая шутка, если честно,- сказал Морис, однако что-то внутри подсказывало, что этот вовсе не шутка. Оз таращился на него белоснежными склерами глаз, без единого намека на радужку или зрачок. По подбородку стекала струйка слюны. Софи достала из кармана комбинезона упаковку бумажных платков и слезла с подоконника.
- Держи, Френсис,- прошептала она,- у тебя тут это…
Она пальцем указала на слюну и тот, кто назвался Френсисом, поспешно вытащил из упаковки один платок, вытер подбородок.
- СПАСИБО,- прогрохотал Френсис,- МОЖНО Я СЕБЕ ОСТАВЛЮ ЭТО?
Софи кивнула. У нее коленки тряслись от волнения и восторга. Раньше только в фильмах такое видела, а тут на тебе, в реальности все.  
- Конечно, никаких проблем. Но скажи Озу, что это твоё, а то он любит брать все без спроса.
- ХОРОШО.
Род, у которого кровь стыла в жилах от жуткого голоса, робко поинтересовался:
- А когда Оз вернется?
- Я МОГУ ЕГО ПОЗВАТЬ.
Морис закусил нижнюю губу с трудом понимая что происходит. А вот Софи быстрее всех сумела сориентироваться.
- Давно ты тут, Френсис? Тебе здесь нравится?- она успела опередить Рода, который хотел что-то сказать, но у него язык прилип к нёбу. Он сам всегда говорил, что так с ним происходит в стрессовых ситуациях.
- НЕ ОСОБЕННО. НО СВЯЩЕННИКА НЕ ВЫЗЫВАЮТ ХОТЯ БЫ.
Род и Морис переглянулись. Морису ужасно хотелось засмеяться, Род же наоборот готов был обделаться.
- Как ты здесь оказался?- спросил Морис, сделав шаг вперед. Белые глаза Оза наводили не меньшей жути, чем голос. Если это розыгрыш, то он затянулся. Если нет, то у них проблемы.
- Я НЕ МАСТЕР ИСТОРИИ РАССКАЗЫВАТЬ.
- Ну ладно,- промямлил Морис, отчего-то стушевавшись.
Когда Оз вернулся, ребята не сводили с него глаз. Софи смотрела с нескрываемым любопытством, Морис - с недоверием, Род - со страхом.
- Познакомились, значит?- устало улыбнулся Оз. Все трое кивнули.
- А теперь хотите знать как так получилось?
Снова кивнули.
- Давайте сначала перекусим,- предложил Род, протирая очки. Ему показалось, что стекла запотели.
Четверо направились в прихожую, надели куртки, обулись, вышли на лестничную клетку, где пахло лекарствами, нафталином и немытым телом. Морис брезгливо сморщился, однако как будто в его подъезде лучше пахнет. Пока Оз возился с замком, Софи заметила, что за ними кто-то пристально наблюдает. Повернувшись, она увидела, что из-за приоткрытой соседкой двери на них таращатся два маленьких злобных глаза. Старуха потряхивала головой, вцепившись одной рукой в дверную ручку со стороны своей квартиры, а другой - в кривую клюку.
- Добрый день,- радушно поздоровалась Софи. Старуха крепко выругалась, плюнула под ноги девушке и исчезла в квартире, не забыв хлопнуть дверью так, что у ребят заложило уши. Софи провела рукой по коротким, ярко-розовым волосам. Да, старшее поколение ее недолюбливало из-за своеобразного понятия о внешнем виде.
- СТАРАЯ ВЕДЬМА,- выдал Оз голосом Френсиса, ойкнул и извинился. Софи усмехнулась.
- Что, он иногда комментарии вставляет к твоей повседневности?
Оз кивнул, побледнев. Ребята спустились на первый этаж, вышли из подъезда. Начинало темнеть. Зимой дни не баловали солнцем, его золотое яблоко закатывалось за горизонт прежде, чем люди начинали получать удовольствие от происходящего. Только оклемаешься после хмурого, сонного утра, как уже вечер на пятки наступает.
Род достал из кармана куртки пачку сигарет, угостил ими Мориса и Софи, Оз вежливо отказался.
- Бросаешь?- спросил Род, вытаскивая и зажигалку. Оз помотал головой.
- Френсис тогда неуправляемый, спать не даст ночью.
Морис хохотнул, закуривая и с удовольствием затягиваясь. Софи накинула поверху шапки капюшон, поежилась, тоже закурила.
- Ну и погодка,- пробормотала девушка, вспоминая где именно в ее рюкзаке лежали перчатки,- как ты можешь ходить так?
Морис пожал плечами. Его огненно-рыжие волосы до плеч в надвигающихся сумерках казались багряно-красными. Шапку надевать он и не думал, про капюшон вообще речи не шло.
- Мозги отморозишь,- покачал головой Родерик, выпуская дым через ноздри.
- Да было бы чего отмораживать,- усмехнулась Софи.
- Кто бы говорил, Пикассо,- погрозил ей пальцем Морис,- сама только недавно шапку купила.
Они направились к пиццерии, где чаще всего проводили время после занятий, если не дома у Оза или у Софи. Родерику, например, нравилось приходить к Софи. Стены в ее комнаты были расписаны вручную самой же хозяйкой. Потому девушку и называли Пикассо: за ее любовь к рисованию и частой покраске волос, причем чем ярче цвет попадался ей на глаза, тем больше была вероятность того, что она на себя этот цвет примерит. Морису же больше нравилось в пиццерии. То место, куда ребята шли, могло похвастаться уютной обстановкой, пиццей на толстом тесте с огромным количеством сыра, симпатичными официантками. А самое главное, что цены там были не слишком высокими.
В пиццерии оказалось немноголюдно. Окна уже украсили к предстоящим рождественским праздникам. Золотое и красные огни переливались на миниатюрной елке, находившейся возле стойки заказов. Обычно синие скатерти заменили на красно-зеленые, по стенам развесили венки с остролистом и рябиновыми ягодами. На бутафорском камине, в котором горели электрические свечи, красуются носки для подарков. Внимание Софи привлекает статуэтка оленя на каминной полке. Непонятно почему, но она не может отвести глаз от посеребренных рогов и копытцев.
Род видит, что их привычное место у окна занято.
- Туда сядем?- он показал на столик в самом темном углу, над которым горело тусклое бра. Морис задумчиво почесал подбородок.
- А что, давайте,- вдруг оживился он,- при новых обстоятельствах Озу там даже должно понравиться.
Оз смущенно улыбнулся. Когда ребята направились к столику, он постарался незаметно вытереть нос и на перчатке остался влажно-липкий след. Каждый раз заходя с мороза в теплое помещение, Оз чувствовал себя отвратительно из-за того, что его нос превращался в самый настоящий водопад. Упаковкой платков, которую Софи отдала Френсису, он воспользоваться не решился.
В углу оказалось не так уж и темно, к тому же официантка, миловидная смуглая девушка, пообещала принести свечи. Когда она ушла, оставив меню, Морис томно вздохнул, цокнул языком и расплылся в довольной улыбке.
- Избавь нас от своих шуточек,- сказал Род, заранее пресекая сальные разговоры, которые Морис начинал после встречи с какой-нибудь красавицей. Он любил своих друзей, но когда дело доходило до такого, даже у него терпение грозило лопнуть.
- И вовсе я не собирался,- Морис стянул с шеи шарф, бросив еще один взгляд в сторону покинувшей их официантки.
- Да, конечно,- заулыбалась Софи, все еще рассматривая оленя. Она уже мысленно набросала эскиз нового рисунка и теперь ей даже хотелось, чтобы вечер побыстрее закончился, они отправились по домам, чтобы олень, возникший в воображении, воплотился на бумаге, а потом может быть и на холсте.
Оз же стоял, опустив глаза. Его голова, которую он всегда представлял как комнату с огромным количеством полок на стенах, теперь казалась ему маленькой пустой каморкой. В нее пришло нечто большое, совершенно неподходящее под размеры комнатки, начало крушить полки, сваливать книги с мыслями на пол, а потом сжигать их. И вот Оз, за несколько недель вроде бы смирившийся с нежелательным соседством, однако ничем ему не мешающим, похолодел внутри.

Когда юноша впервые захотел узнать имя пришедшего, грубый голос сказал, что имя ему - легион. Тогда же Оз понял, что дело дрянь.

- Ты чего?- спросил у Оза Родерик, поправляя прическу, после того, как снял шапку. Оз смотрел сквозь него, хоть и поднял голову, чуть кивнув на зов.
- Тебе плохо?- прошептал Род, пока Софи и Морис перекидывались взаимными подколами. То Пикассо слишком похожа на тощего мальчишку с ужасным цветом волос, то уже Морис походил на девушку с чересчур женственными чертами лица.
- Непонятно как-то,- Оз вымученно улыбнулся. Существо в его голове будто стало больше. Оно никак не могло устроиться, словно топталось на месте, как кот, укладывающийся поспать.
- Надо поесть,- Род пригладил последнюю выбившуюся прядь, повесил куртку на вешалку, которая стояла недалеко от их столика.
- Ты прав, наверное,- Оз присел на стул, повесив свою куртку на спинку. Род тут же пришел в замечательное расположение духа. Очень уж он любил, когда-то кто-то во всеуслышание называет его тем, кто прав. Сейчас, правда, Софи и Морис были заняты перепалкой, перерастающей в настоящую ссору, но самодовольная улыбка Рода от этого никуда не делась. Он снял с тонкого запястья черную резинку и подвязал ею свои белые как снег волосы, собрав их в небрежный пучок на затылке. Красила Рода Софи, и результат ему очень понравился. Юноша давно хотел сменить свои скучные каштановые волосы на что-то бросающееся в глаза. Возможно, он решился бы и на более интересные оттенки, Пикассо на полном серьезе предлагала добавить бирюзы или ядовитой зелени, однако Родерик решил остановить эксперимент на том моменте, пока еще узнавал себя в зеркале. В сочетании с глазами, похожими на два черных алмаза, цвет волос смотрелся весьма необычно.
Морис, чья природная рыжина не давала ему разгуляться с изменениями во внешности, немного завидовал Роду. Софи перекрашивать Мориса отказалась наотрез, сказала, что пусть ходит таким, изначально созданным восхитительным и горячим (на деле же просто не стала возиться с устранением рыжего пигмента, плюс куда потом девать россыпь веснушек?). Такой ответ Мориса вполне устроил.
- Как же так получилось, что в башке кроме тебя живет кто-то еще?- поинтересовался Морис, ерзая на стуле. Но из-за высокого роста ноги плохо помещались под столиком.
- Весьма странно,- Оз поморгал, пытаясь избавиться от ощущения, что помимо головы Френсис теперь добрался еще и до шеи,- помните, я недавно уезжал к бабуле?
Ребята кивнули. Они просматривали меню под тихий голос Оза. Неприятное ощущение в шее пропало. Оз сразу вздохнул с облегчением.
- Я давно подозревал, что у нее соседка не очень хорошими вещами занимается,- Оз подумывал над тем, чтобы взять огромную пиццу только для себя одного,- меня постоянно мучили плохие сны, где соседка приходит ко мне в комнату, сидит в углу, чем-то шуршит и смотрит.
Софи поежилась. Морис слушал вполуха, выискивая взглядом ту официантку, что принесла им меню. Род же не сводил взгляда с Оза, который запинаясь и подбирая правильные слова пытался донести до них как ему было жутко, как ему хотелось плакать, выть, исцарапать себе все лицо и руки.
- Потом пришел он,- Оз сделал паузу, поджал губы, потому что в затылке возобновилось шевеление,- высокий, и глаза такие страшные, а кроме глаз ничего увидеть и не получилось у меня. Говорит, что идти ему некуда, померла соседка. Спросил не возьму ли с собой.
Морис ошарашенно смотрел на друга.
- Ну и судя по тому, чему мы сегодня стал свидетелями, ты согласился?
Оз кивнул. Родерик криво ухмыльнулся. Его выбор пал на пиццу с грибами и ветчиной. Он тоже хотел заказать целую, чтобы остатки забрать домой и разогреть потом на ужин.
- Что дальше?- Софи завороженно смотрела на трясущиеся пальцы Мориса. Юноша не на шутку перепугался. Белые, длинные, как костяные палочки, которые отец ей привез откуда-то из Азии как сувенир. Когда Пикассо ела этими палочками, то еда автоматически казалась ей на порядок вкуснее.
- Дальше он прикоснулся ко мне и пропал.
Оз замолчал, ему вдруг стало стыдно рассказывать обо всем.
- Утром я услышал голос в своей голове. Я спросил как его зовут. Он рассмеялся.
Софи поняла, что у Оза никак не выходит выговорить то, что ему озвучил гость в голове. Она также поняла что именно ему ответил пришедший.
- Что ему нужно?- спросил Родерик. Оз поморщился: шея снова начала ныть. Софи пересеклась взглядами с Родом, закусила нижнюю губу. В принципе, понятно что он хочет.
- Не будем о грустном,- Морис постучал пальцами по меню,- какие-то плюсы должны же быть.
- Ну, Френсис много чего знает,- неуверенно сказал Оз,- бывает так, что он помогает мне с заданиями по учебе.
Юноша грустно улыбнулся.
- Особенно хорошо у него получается разбираться с литературой. Помните, нам давали задание по английской литературе 19-го века? Так вот Френсис…
Пока Оз говорил, Софи зачарованно смотрел на него. После увиденного сегодня, ее мир взорвался на миллионы осколков, обнажив яркое, ослепительное нутро, скрытое за серой оболочкой. Да и на Оза она посмотрела совершенно другими глазами. Раньше он казался ей непривлекательным, но дьявольская изюминка сделала свое дело - Софи нервно комкала салфетку, ожидая пока принесут их заказ, неотрывно наблюдая за Озом. Он по-другому держал себя, двигался, даже манера разговора изменилась. В его глазах горел огонь. Только Родерику этот огонь казался тем, которым пылают мечущиеся в лихорадке, изнывающие от боли и жара. Мориса же больше волновал зад официантки, которая обслуживала столик.
Оз отметил про себя, что Софи прямо-таки заглядывалась на него и низкий голос в голове уговаривал юношу сблизиться с девушкой, стать ей не просто другом. Голос шептал, что он никуда не исчезнет, а жить надо, ведь Оз не станет ставить крест на личной жизни из-за подобного пустяка как одержимость. Кто, кроме старого друга, сможет принять Оза с таким изъяном?
После плотного ужина и разговора, в который время от времени вклинивался Френсис, друзья решили разойтись по домам, хотя каждого гложило любопытство - Оз сильно не вдавался в подробности, всем видом показав, что пока не готов рассказать историю целиком. Оз вызвался проводить Софи до дома и голос мурлыкал ласковым котом, мол, замечательно, какой ты молодец.
Они дошли до перекрестка, на котором обычно расходились каждый к своему жилищу. Род решил покурить и сказал ребятам не ждать его. Морис пожал плечами и дошел вместе с Озом и Софи до поворота к его дому. Стоя в густой темноте, прорезываемой лишь светом фонарей и светом фар, проносившихся мимо автомобилей, Род смотрел вслед друзьям, чьи силуэты постепенно растворялись во мраке улицы. Его изнутри точило неприятное предчувствие надвигающейся бури.
Перед тем, как оставить их, Морис поочередно пожал руки Софи и Озу. Рука Оза показалась ему чересчур горячей, но он не придал этому никакого значения. Софи же не терпелось поскорее остаться наедине с Озом. Сутулый ботаник, которого она всегда считала странным, хоть и надежным другом, теперь виделся ей высоким, стройным и обаятельным. И его веснушки внезапно превратились в солнечные поцелуи, в россыпь золотых брызг, волосы стали не растрепанными, а небрежно взъерошенными.
Фонарь возле подъезда Софи потух с легким хлопком, едва они остановились у двери, обклеенной объявлениями и исписанной маркером.
- Спасибо, что проводил,- негромко сказала Софи, поежившись от холода. Надо бы уже сменить осеннюю куртку на зимнюю.
- НЕ ЗА ЧТО,- сказал Френсис. Софи нервно сглотнула, ласково коснулась обжигающей ладони Оза, встала на цыпочки и нежно поцеловала юношу в щеку. След от поцелуя вспыхнул огнем. Прежде чем зайти в подъезд, девушка обернулась на Оза. Его глаза горели зеленым. Ноги стали ватными, но она списала это на раздирающий восторг.
Оз еще немного постоял возле подъезда. Голос в голове хвалил его, говорил, что может быть помощь не ограничится только лишь знаниями по учебе. Юношу лишь беспокоила не проходящая странная немота в шее.

- Ты видел Оза?- шепотом спросил Морис, перегнувшись через парту и ткнув Рода карандашом в спину. Род мотнул головой, даже не поворачиваясь. Морис перевел взгляд на Софи, вопросительно приподнял брови. Девушка развела руками. Юноша вдруг заметил, что подруга очень хорошо выглядит. Впервые на его памяти она пришла в колледж в рубашке с несколькими расстегнутыми верхними пуговицами. Это давало красочный намек на то, что Софи, которую он знал много лет как существо бесполое, является девушкой. Морис поднял большой палец вверх, одними губами произнёс “Отпад!”. Софи в ответ показала средний. Юноша глупо усмехнулся.
В аудиторию вошла миссис Жаба, вечно хмурая преподавательница. Свое прозвище она получила благодаря количеству бородавок на лице и шее, телосложению. Характер тоже был под стать. Бросив сумку, до отказа набитую письменными работами студентов и конспектами лекций, она обвела присутствующих мрачным взглядом.
- Кто отсутствует?- квакнула она, с размаху плюхнувшись на свое место. Морис тихо захихикал. И как только стул выдерживает?
- Уже есть желающие выступить с докладом?- Жаба посмотрела на Мориса поверх очков, тот тут же спрятался за спиной Рода. Преподавательница хмыкнула.
- Предсказуемо, но все же попрошу вас выйти сюда, Морис.
Пунцовый Морис встал со своего места, подхватил наспех скрепленные листы доклада, второпях найденного после пробуждения в интернете и поплелся к столу миссис Жабы. Остальные студенты выдохнули с облегчением.
Морис уже был на середине пересказа материала, когда в дверь аудитории постучались.
- Войдите,- недовольно скомандовала Жаба.
- Прошу прощения за опоздание.
Морис охнул, Род выпучил глаза. Женская часть учащихся, в том числе и Софи, невольно приоткрыли рты. Оз, вернее тот, кто был на него похож, ослепительно улыбался Жабе. Та недовольно поджала губы, однако ее взгляд потеплел.
- Возмутительно!- прошипела она. На рябых щеках заиграл легкий румянец. Оз терпеливо ожидал разрешения сесть.
- Что вы стоите? Садитесь скорее,- велела преподавательница.
- Спасибо,- Оз снова улыбнулся, так легко и непринужденно, что Морис почувствовал едва ощутимый укол зависти. Оз сел на свое место. За ним тянулся шлейф приятных духов, который Жаба вдохнула полной грудью. Воздух пах только что нарезанными яблоками, цветущими апельсинами, чем-то древесным.
- А вы,- Жаба метнула полный негодования взгляд на Мориса,- продолжайте!
Ее пухлые коленки едва ощутимо задрожали, внизу живота разлилась приятная истома. Женщина ужаснулась самой себе.
Примерно то же происходило с остальными девушками на занятии, только ужасались студентки не тому, что их привлекал юноша вдвое младше их, а тому, что хилый заморыш за ночь превратился в потрясающей красоты молодого человека. Оз как будто по ошибке забрел в обшарпанную аудиторию, ему бы в фильмах сниматься.
Софи сидела ни жива, ни мертва. Запах дошел и до ее места. Она почувствовала, как ревность вцепилась ей в горло. Род же сидел мрачнее тучи.

В столовой яблоку негде было упасть. Кое-как протиснувшись с подносом через толпу голодных студентов, Оз подсел к своим друзьям.
- Как дела?- спросил он глубоким, приятным голосом.
- Были лучше, пока Жаба не влепила мне “отвратительно”,- пробормотал Морис, ковыряясь вилкой в тарелке с неприглядным куском мяса и полусырыми овощами. В меню же он значился как филе курицы и овощное рагу.
- Почему ты опоздал?- поинтересовался Род, рассматривая стильную кожаную куртку, которую Оз повесил на спинку стула. У Родерика на языке вертелось немало вопросов, но озвучить их вслух он не решался. Не из-за стеснения, а из-за того, что он все яснее осознавал, что Оз на них не ответит. Ведь Оза с ними в ту минуту не было.
- Оказалось, что укладка волос отнимает уйму времени!- легко рассмеялся Оз, надкусывая безупречно белыми зубами сэндвич.
Софи поерзала на стуле.
Они ели молча, слушая разговоры других студентов. Род не осилил свой суп, недовольно отставил поднос в сторону. Морис же распробовал овощи и пришел к выводу, что не так уже они и плохи. Курица, правда, сыровата. Софи не стала есть совсем. Ей не терпелось ускользнуть из колледжа, прихватив с собой Оза, чтобы другие студентки на него не пялились. Девушка удивилась самой себе. Откуда в ней такое?

После окончания занятий Оз предложил сходить в пиццерию, недвусмысленно намекнув Морису, что та официантка может работать там и сегодня, остальных он попробовал уговорить на пиццу. Род отказался, сославшись на то, что он взял дополнительное задание по биологии и планирует провести остаток дня, зарывшись в книги. Оз только пожал плечами.
- Морис тоже не может,- Род больно ущипнул Мориса, который открыл рот, чтобы согласиться на пиццерию,- я обещал твоим родителям позаниматься с тобой, помнишь?
Морис нахмурился, пытаясь вспомнить когда такой разговор имел место быть, но Род так страшно на него посмотрел, что тот невольно замолчал.
- Софи, тебе тоже не мешало бы позаниматься, у нас скоро тест, - как бы между прочим сказал Род, перекидывая через плечо рюкзак. Оз расхохотался.
- А мне найдется место в вашей компании ботаников?
Софи непонимающе смотрела на Рода.
- Ты же вроде говорил, что вы сегодня с родителями поедете к тёте на празднование юбилея?- Род застегнул куртку, внимательно наблюдая за реакцией Оза. Юноша удивленно уставился на него.
- Да, точно!- он вдруг хлопнул себя по лбу,- тогда до завтра!
Едва он исчез за входной дверью колледжа, как Род вцепился в Софи и Мориса.
- Что за хрень ты сейчас нёс?- Морису не терпелось выйти на крыльцо, чтобы покурить.
- Вы слепые, что ли?- Род испепелил его взглядом и Морису захотелось сквозь землю провалиться,- это же не Оз! Там теперь балом правит Френсис или как эту гадину зовут.
Софи цокнула языком.
- Не говори ерунды,- он не стала надевать шапку, дабы не испортить прическу. Сегодня утром она тоже долго торчала у зеркала, чтобы обычно просто торчащие в стороны розовые пряди сошли за дополнительное украшение кукольного личика. Род средним пальцем поправил очки, съехавшие на кончик носа.
- Считайте меня параноиком, но с Озом мы можем больше не увидеться, если не придумаем, как эту тварь из него убрать.
- Да хватит уже,- Софи махнула рукой,- я пойду. Отпусти, Род, иначе врежу.
Род не торопился отцепляться от ее рукава.
- Тётка Оза умерла в прошлом году. Он к ней на юбилей может разве что на кладбище скататься.
- Мало ли у него теток?- ощерилась Софи, которую начинал раздражать разговор и сам Род.
- Одна была и кончилась,- Род смерил ее тяжелым взглядом,- совсем память отшибло? Или погоди-ка…
Софи сразу как-то подобралась, нервно заморгала.
- Ты что, запала на него?
Лицо Софи покраснело.
- Не лучший выбор, но я не осуждаю,- Род развел руки в стороны, будто на него направили пистолет,- можешь вдоволь насладиться интрижкой с близким другом и потом даже во всех подробностях рассказать нам с Морисом, но сейчас не смей к нему на расстояние вытянутой руки подходить. Поняла?
Софи разглядывала носки своих ботинок.
- Поняла меня?- Родерик немного повысил голос.
- Поняла, поняла,- огрызнулась Софи. Морис намотал шарф на шею так, что нижняя половина лица оказалась скрыта.
- Есть предложения что делать?- спросил он, шаря по карманам в поисках ключей от квартиры.
- Есть,- Род кивнул,- сначала мы найдем нужную информацию о том, как помочь Озу.
- Помочь?!- вспылила Софи,- с ним все в порядке, он просто наконец-то начал за собой следить!
На щеке Рода вздулся желвак.
- У тебя, как посмотрю, вообще голова работать отказывается. Неужели не ясно? То, что он назвал Френсисом, полностью взяло нашего друга под свой контроль!
Морис предпочел промолчать, потому что злить Рода себе дороже. Страшнее Оза с неведомой хренью внутри, мог быть только Родерик в своей холодной ярости. Морису даже иногда думалось, что он не задумываясь мог бы кого-нибудь убить и бровью не повести. Уж очень хорошо он помнил, как Родерик почти забил до смерти мальчишку, который доставал Мориса своими придирками и недвусмысленными намеками на интимную близость из-за длинных волос, женоподобного лица. Морис до сих пор иногда вспоминал, как сидел в углу мужского туалета в испорченной рубашке, тихо всхлипывая из-за выдранного клока волос, расцарапанной щеки. Как из сорванного вентиля хлестала ледяная вода, заливая грязный кафельный пол и становясь розоватой из-за крови того обидчика. Мальчишка лежал распластавшись, а над ним стоял Род. Спокойный, застывший, словно статуя, со сбитыми в кровь костяшками пальцев, с рассеченной губой и носом. Далее последовали разбирательства с привлечением родителей Рода, всего педагогического состава колледжа, родителей обидчика и самого Мориса. Род твердил, что ублюдок получил по заслугам не меняя тона голоса. А Морису он признался, что сделал бы такое снова, если ситуация повторится. Обидчик долгое время провалялся в больнице, потом его перевели в другую школу. Морис думал что бы произошло, если Род случайно не зашел бы в туалет после них? Юноша был благодарен другу, но временами боялся его.
- Слушай, не пошел бы ты?- вдруг сказала Софи, вырвавшись из захвата Рода,- напридумывал невесть что! Все с ним нормально!
- Тебя совсем не смутило то, что мы вчера у его дома увидели?- подал голос Морис. Софи фыркнула. Картина со вспыхнувшими зеленым огнем глазами Оза напомнила о себе, начав заново точить ее изнутри тревогой. Девушка ничего не ответила, только накинула на голову капюшон и вышла на улицу. Может быть еще получится догнать Оза. Род поджал губы.
- Идиотка.

Оз, как выяснилось, не ушел далеко. Он курил возле небольшого магазинчика,куда все четверо забегали по пути домой, чтобы купить сигарет или чего-нибудь пожевать, если еда в столовой было уж совсем несъедобной.
- Ты решила забить на биологию?- спросил Оз, откидывая волосы со лба. Лоб, еще вчера плотно обжитый мелкими прыщами, был чист. У Софи ноги снова стали ватными от звука голоса Оза. Однако мысль о том, что наконец-то у нее появился шанс завязать отношения с не мудаком. Оза Софи знала давно, он был умен, добр и покладист. Да, со странностями, но у кого их нет? Вчерашняя же наоборот подогрела интерес к юноше, который открылся для нее с другой стороны. Вроде бы один из лучших друзей, но возможно именно в друзей влюбляться даже полезно. Никаких тебе подводных камней, всю подноготную изучила за годы общения.
- Род, как всегда,- Софи отмахнулась, глядя в изумрудные глаза Оза,- раздул из подготовки к тесту трагедию вселенского масштаба.
Юноша внимательно разглядывал ее с ног до головы. Софи даже показалось, что его взгляд был немного голодным. По спине пробежали мурашки. На нее никто так не смотрел.
- Я бы лучше в приставку сыграла,- Софи судорожно вздохнула, втянув в легкие приятный запах табака, смешавшийся с морозным воздухом. Оз улыбнулся.

Они начали целоваться уже в подъезде, у квартиры Оза. Софи чувствовала на себе взгляд из-за соседской двери, ее так и подмывало показать язык мерзкой старухе, которая наверняка подглядывала в глазок. Но Оз нашел ее языку лучшее применение, втянув девушку в долгий поцелуй. Он жадно прижимал Софи к себе, пытаясь забраться горячими руками сначала под куртку, а потом и под рубашку, на которой она намеренно расстегнула несколько верхних пуговиц еще утром, стоя перед зеркалом в женском туалете. Оз все же открыл дверь и они ввалились в прихожую, не отрываясь друг от друга. Рюкзаки сброшены на пол. Софи вдруг почувствовала странный сладковатый запах.
- Чем пахнет?- спросила она, отстранившись от Оза. Тот не ответил, лишь поцеловал Софи в шею, чуть прикусив кожу. Оз подхватил Софи на руки и понес в свою спальню. Она и думать забыла про запах, даже бурые пятна на полу коридора особо не смутили, хотя вчера их там и в помине не было.
Бросив Софи на постель, Оз запер дверь в комнату, задернул шторы. Девушка тем временем торопливо стянула с себя куртку, которую не успела снять в прихожей. Сняла ботинки и швырнула их на пол. Оз тоже разулся, избавился от куртки, скинул с себя рубашку. Софи удивилась, увидев странный кровоподтек в области сердца на белоснежной коже юноши, покрытой веснушками.
Когда он сел возле нее, она осторожно дотронулась до красно-фиолетовой отметины дрожащими пальцами, безмолвно вопрошая что с ним случилось.
- Не обращай внимания,- прошептал Оз. Рубашка Софи тоже отправилась на пол, через минуту к ней присоединились и джинсы, вместе с хорошенькими кружевными трусиками. Софи внутренне ликовала. Пригодился-таки единственный откровенно девчачий набор нижнего белья.
Оз сначала поцеловал Софи в шею, затем плавно спустился на грудь, расстегнул бюстгальтер. У девушки вырвался тихий стон. Горячие губы Оза добрались до ее живота, руками же он нежно раздвинул ее ноги. Софи закрыла глаза, откинулась на подушку.
Все шло прекрасно и Софи уже стонала совсем не тихо. Но неожиданно она поняла, что простыня под ней стала мокрой. Софи попыталась приподняться на локтях, однако Оз не дал этого сделать, властно уложив ее обратно. Она вновь ощутила тот сладковатый запах. Ее пронзила острая боль.
- Оз,- прошептала Софи, все же сев, убрав руку юношу в сторону.
Простыня была залита кровью.
Ее кровью.
В полумраке спальни пятно, растекшееся под Софи, казалось черно-коричневым. Девушка широко открывала рот, но не могла выдавить из себя и звука.
Оз смотрел на нее горящими зеленым огнем глазами. Вся нижняя часть лица в крови, как и руки.
 Девушка вспомнила, что глаза Оза всегда были голубыми.
- Оз,- просипела Софи.
- ЕГО ЗДЕСЬ НЕТ.

Род и Морис курили на кухне, их лица освещал белый свет монитора. В доме напротив зажигались огни. Силуэты людей, возникающие в них время от времени, выглядели так, словно их вырезали из черного картона и приклеили на оранжево-желтый фон окон.
Одержимость, про которую они смогли найти информацию, отличалась от той, что они наблюдали своими собственными глазами. В тех случаях, когда несчастные якобы были одержимы, жертвы выглядели, мягко говоря, удручающе. Они вопили страшными голосами, четко или едва слышно, к ним вызывали священников. Жертвы отказывались есть, раздирали до мяса лицо собственными ногтями, грозились выпотрошить святых отцов голыми руками, забрать их с собой в ад. И погибали к концу завершения сеанса экзорцизма. Священников судили как преступников, хотя они клялись в том, что пытались лишь оказать посильную помощь.
Морис достал телефон, набрал номер Софи, но металлический женский голос сообщил о том, что абонент временно недоступен.
- Мне кажется, что звонить ей - дохлый номер,- Род затушил сигарету в пепельнице, открыл окно, чтобы проветрить комнату. Морис отложил телефон, тоже потушил сигарету, закурил еще одну.
 - Если она пошла к Озу, то она не жилец,- Род распустил волосы. Кожа головы побаливала из-за того, что целый день он ходил с тугим хвостом на затылке. Морис молчал.
- Может быть, тогда стоит пойти за ней?- спросил он, нарушив воцарившуюся тишину.
- И что мы сделаем?- Род приподнял левый уголок губ в саркастической усмешке. Морис пожал плечами.
- Если ничего не сделаем, то будем жалеть.
- А если сделаем, то тоже пожалеем.
Морис внимательно посмотрел на друга.
- Думаешь, придется убить Оза?
- Нет, если мы останемся здесь. Можешь переночевать у меня, родители все равно сегодня в ночную смену.
Лицо Рода, освещаемое лишь светом фонаря с улицы, казалось высеченным из белого камня.
- А если он придет сюда?
- Если придет.
Морис улыбнулся.
- Мы же можем не открывать ему дверь,- Род окинул взглядом кухню. Надо бы заточить ножи на всякий случай. Его глаза задержались на тускло поблескивающую ручку топорика для разделки мяса.
- Я где-то читал, что таким требуется приглашение,- задумчиво протянул Морис. Род закрыл лицо руками. Морису показалось, что он собрался плакать. Однако послышался приглушенный смех.
- Ты чего?
- Какой же это бред, Морис!- смеясь, произнес Род,- ты только подумай! Наш друг одержим и мы сейчас обдумываем то, как ему помочь или вообще убить его, чтобы он никому не навредил. Одержим, представляешь!
Морис затянулся. Холодный воздух забирался под толстовку.
- Как будто это все происходит в фильме каком-то, а не здесь, в реальности!- продолжал Род. Он вытянул вперед руки, внимательно посмотрел на них, ущипнул себя. Морис встал, потушил сигарету, обнял Рода. Тот уткнулся носом в его плечо, чувствуя, как вслед за смехом, к горлу подступает комок, а глаза защипало.

Стоя перед дверью Оза, Морис и Род переглянулись. За поясом Рода заткнут тот самый топорик. Его холодная рукоятка впилась в спину юноши. Род то и дело проверял на месте ли топорик, задирая куртку. Нащупав рукоять, Родерик успокаивался. Морис же спрятал в правом рукаве короткий ножик, который наточил на кухне у Родерика. Кончик ножа то и дело пытался выскользнуть и Морис немного опасался порезаться. Он сильно нервничал, оттого у него на лбу вздулась венка.
- Мы просто поговорим для начала, да?- неуверенно спросил Морис, глядя, как Род тянется к кнопке дверного звонка. Род кивнул.
Дверь распахнулась еще до того, как прозвучала трель звонка. Оз стоял перед ними раздетый по пояс, выпачканный в какой-то дряни с ног до головы. Род ждал, что Софи вот-вот выйдет к ним. Сладковатый запах щекотал ноздри.
- Где Софи?- прошептал Морис, невольно прикрывая нос левой рукой. Оз улыбался. Его зубы тоже были в крови. При плохом освещении подъезда они выглядели так, словно он их закрасил черным маркером.
- Софи в спальне. Вы же вроде биологией заниматься хотели?
За спиной Оза была темнота.
Морис позволил ножу лечь в ладонь и первым же ударом лезвия он толкнул Оза в квартиру. Родерик выхватил топорик, но прежде чем закрыть дверь юноша нащупал выключатель и в прихожей вспыхнул свет.
Морис кричал так, что у Рода заложило уши. Оз же только смеялся.
Раз за разом нож входил в плоть как по маслу. Вскоре Оз был испачкан и своей кровью тоже.
Род оглянулся на дверь, запер ее на замок. Повернулся.
При свете коридор выглядел ужасно. Все стены изгвазданы красно-бурыми пятнами, пол грязный и липкий.
Оз все смеялся, даже не пытаясь столкнуть с себя озверевшего Мориса.
Прежде чем топор Рода проломил его лоб, глаза юноши полыхнули зеленым и он крикнул:
- НУЖНО БЫЛО ВЫБРАТЬ ДРУГОГО!
Род, борясь с приступом тошноты, с трудом вытащил топор из головы Оза, отшатнулся.
Морис вонзил нож туда, где должно находиться сердце.
Рука Оза схватила Мориса за горло, стиснула пальцы. Морис выронил нож и тот с глухим стуком упал на пол.
Род ударил топориком по плечу Оза, ему на лицо брызнула кровь. Юноша отвернулся и его стошнило.
Вытащил топор, вонзил его снова. Рука Оза разжалась, Морис отполз подальше, прижимая руки к шее, на которой остались следы пальцев.
Следующий удар пришелся по шее Оза.
Род остановился только тогда, когда голова друга отделилась от тела. Родерик отбросил топор, сел на колени перед Озом.
Снова вырвало.
Морис плакал, все еще держась за шею.
- Софи!- выкрикнул Род, кое-как уняв тошноту и ковыляя к спальне.
Он щелкнул выключателем.
Оз обманул. Софи была там только частично. Поверх одежды, валяющейся на полу, лежали ее внутренности и оторванные руки. Голова нашлась в ванной, как и головы родителей Оза.
Стройные ножки Софи покоились на кухонном столе, вместе с вырванным позвоночником и частью грудной клетки. Род снова согнулся пополам.
- Морис, пошли отсюда!- он вернулся в прихожую. Где лежали другие части тел родителей Оза он даже не хотел знать.
Морис сидел, уронив голову на грудь.
- Давай, вставай,- пробормотал Род, присаживаясь возле друга на колени. Морис положил руки на плечи Рода, поднял на него глаза.
- ВЫБРАЛ НЕ ТОГО.
Род заорал, попытался вырваться, но Морис притянул его к себе и поцеловал.

- Кто отсутствует?- спросила миссис Жаба, поставив сумку набитую конспектами на стол. Она видела, что нет той склочной соплячки с розовыми волосами. Не хватало кого-то еще. А, точно, того угрюмого выскочки, который все пытался поставить на место Жабу, раз за разом ища ошибки и несоответствия в лекциях. Рыжий (как уж его там, Морис вроде бы?) тоже не соизволил явиться.
Кого-то еще.
Когда одна из студенток перечислила фамилии отсутствующих, Жаба закивала. Того приятного юноши с хорошим парфюмом. Она редко знала учащихся по именам, но эти четверо ей запомнились по чему-то другому.
Жаба плюхнулась на стул, достала из сумки толстую папку.
- Тем, кто не пришел, передайте, что с экзаменом у них будут проблемы. Итак, …
В дверь аудитории постучали.
- Извините за опоздание,- произнес Морис глубоким приятным голосом,- можно войти?
За ним показался и Родерик. Обычно очень хмурый, сегодня он улыбнулся. 


Популярные сообщения из этого блога

Паразит.

За стеной кто-то громко закричал, я вздрогнул и проснулся. Горела лампа, очки съехали на кончик носа, книжка валяется на полу. Следом за криком последовал глухой удар, будто что-то бросили на пол. И снова вопль.
В углу у окна, забравшись под полупрозрачные занавески, согнувшись в три погибели, сидел Пиявка. - Ты опять этого старого алкаша донимал?- поинтересовался я, сев на кровати, пытаясь сообразить который сейчас час. Приплюснутая морда, как у нетопыря, осторожно выглянула из-за занавески. Сосед продолжал орать. - Вроде же договорились, что соседей справа и слева ты не трогаешь,- я откинул одеяло, потер глаза, свесил ноги с кровати. Пиявка выбрался из-за занавесок, хлопая своими огромными зелеными глазами, которые в темноте светились, как у кошки. - Да я ж маленько,- ответил он мне словами того самого алкаша, который сейчас метался за стенкой. Вообще Пиявка мало разговаривал, однако со мной почему-то он мог выдавить из себя пару фраз, которых набрался от людей, живущих в нашем доме…

Сапожок.

Макс поднял глаза к хмурому небу, затем беспомощно обвел взглядом мрачные деревья. Казалось, что они подбираются к пареньку все ближе, постепенно смыкаясь вокруг него в плотное кольцо.
Юноша угрюмо смотрел на то, как Пряник неуклюже ковыляет за ним, крепко-накрепко вцепившись в детский резиновый сапожок нежно-голубого цвета.
- Устал?- спросил юноша, сбрасывая рюкзак на опавшие листья. Пряник закивал, приостановившись и свесив голову на бок, вывалив из раскрытой пасти длинный розовый язык. Запыхался, бедняга.
Пряник подошел поближе к Максу, а потом сел на землю, по-хозяйски разложив на траве длинный хвост.
- Надо бы поесть,- вздохнул паренек, усаживаясь рядом с Пряником. Тот выжидающе посмотрел на паренька, засвиристел, нетерпеливо заерзав на месте.
- Да как так можно, одно сладкое жрать!- паренек принялся рыться в рюкзаке.
Пряник захныкал. Не выпуская сапог из лапок, он пододвинулся к рюкзаку Макса, что-то пропищал. Его странная мордочка, отдаленно напоминающая морду летучей лиси…

Новоприбывшие.

- Ну-с, Бриндис, с вами мы почти закончили,- довольно произнесла Ингер, закончив зашивать миссис Фараго, еще недавно всегда улыбающуюся пожилую женщину, которая отравилась минувшим вечером во время просмотра телевизора. Девушка выключила диктофон.
Уголки губ покойницы будто бы приподнялись в слабой попытке улыбнуться. По крайней мере, так показалось Ингер. Дело осталось за малым.
- Закончила?- к Ингер заглянул Дежё, парень с вечно всклокоченными волосами соломенного цвета,- курить пойдешь?
Ингер посмотрела на Бриндис, накрыла ее простыней.
- Да, да, иди. Я догоню.
Дежё улыбнулся и, выхватив из кармана зажигалку, понесся на улицу, попутно доставая помятую пачку сигарет с вишневым вкусом.
- Эй, Дежё! - его окликнул Имре, высунувшись из своей каморки,- ты опять сожрал мой ужин?
- Ага,- бросил на бегу Дежё,- стоп, что?
Имре клацнул зубами. Дежё закатил глаза.
- Не трогал я твой ужин. Что ты начинаешь, один раз перепутал ланчбоксы, теперь цепляешься ко мне.
- Я бы тогда спросил: Дежё, ты перепутал…