К основному контенту

Тыквенная голова.

Тыквенной головой у нас называли Ари, который перевелся к нам в школу в прошлом году. Молчаливого мальчишку с ярко-рыжей копной волос, чье лицо было сплошь усыпано веснушками. Неуклюжий паренек, с растерянным взглядом, будто он что-то потерял и никак не может найти пропажу. Говорили, что он сильно отстает в развитии от всех, только его родители не хотят, чтобы их драгоценному ребенку разрушила жизнь справка о том, что он обучался в коррекционной школе, потому он ходил с нами, в обычную. Ребята, что постарше, его недолюбливали и иногда могли поиздеваться над Ари, отобрав у него сумку и бросая ее друг другу по кругу, в то время как хнычущий Ари пытается ее отобрать. Ну хотя бы на что-то более жестокое ребята не решались.
В столовой Тыквенная голова всегда сидел один, грустно уткнувшись в поднос, на котором обычно стояла тарелка с супом, сладкий пирожок и маленькая коробочка фруктового сока. Если подсесть к Ари и спросить почему он берет только этот набор, он охотно ответит, что его мама считает суп самым полезным для желудка, пирожок - для работы головы, а сок хорош для организма в целом. Так Ари однажды расспросил задира Сэм, а потом с хохотом удалился за стол к своими приятелям.
После окончания занятий, Тыквенная голова не торопился домой. Он мог долгое время сидеть во дворе школы, если это была осень или весна, а зимой нередко засиживался в столовой.

- Слушай, а почему его зовут Тыквенной головой?- спросил я как-то раз у Бобби, своего друга. Мы тогда сидели в спортзале, на совместном занятии физкультурой между двумя классами. Учитель заставлял Ари отжиматься до посинения, а тот послушно выполнял приказ.
- Потому что у него в башке, как в тыкве, ничего интересного,- протянул Бобби, потягиваясь,- еще он рыжий. И если постучать ему по лбу, то получится такой же глухой стук, как когда постукиваешь по тыкве.
- Проверял что ли?- усмехнулся я.
- Не-а,- Бобби решил перевязать шнурок на правом кроссовке,- мне кто-то рассказал, вот и запомнилось.

Однажды я уговорил Бобби подсесть к Ари в столовой, а то у того был совсем печальный вид. Друг сопротивлялся недолго, пусть и отчаянно.
- Но когда к нам приклеятся какие-нибудь прозвища, ты вспомнишь мои слова и пожалеешь,- вздохнул Бобби, вцепившись в свой поднос.
Увидев нас, стоящих возле его столика, Тыквенная голова как-то сжался, втянул голову в плечи, придвинул к себе поднос поближе.
- Привет, Ари,- поздоровался с ним Бобби, я тоже сказал "привет".
Ари вытаращил глаза. Наверное, его удивило, что к нему обратились по имени, а не по прозвищу.
- П-привет,- выдавил из себя он.
- Мы можем присоединиться к тебе за обедом? А то все занято,- Бобби поставил поднос на стол. Тыквенная голова осмотрелся по сторонам. Столик прямо позади него был свободен, но парнишка кивнул.
- Здорово,- я тоже поставил свой ланчбокс на стол. Я редко покупал что-то в столовой, обычно приносил еду из дома, иначе мама обижалась и начинала картинно закатывать глаза, мол, она так ужасно готовит, что сын не желает ничего брать с собой на обед.
Сегодня меня ожидало овощное рагу с рисом и тушеной свининой. Все бы ничего, если бы рагу не пригорело, а рис не переварился.
Тут я заметил, что набор на подносе у Ари поменялся. Вместо привычной тарелки супа, Тыквенная голова взял кусок рыбы в панировке, немного картофельного пюре и стакан чая.
Бобби снял очки, положил их в футляр. Он всегда так делал перед тем, как приступить к еде. Во-первых, чтобы ненароком не забрызгать стекла, а во-вторых, чтобы не разглядывать пищу лишний раз. Его и так мутило при упоминании школьных обедов.
- Как поживаешь?- спросил Бобби, отправляя в рот ложку с супом. Ари кивнул, заливаясь краской.
- С-спасибо, пойдет. Как вас зовут? Мы раньше не общались.
- Бобби,- мой друг протянул Тыквенной голове правую руку, предварительно вытерев ее об штаны. Я тоже представился, наколов на вилку кусочек свинины. Ну хоть она вышла съедобной.
Ари свое имя говорить не стал, вероятно, подумал, что мы его и так знаем. Обед прошел в неловком молчании, потому что нам с Бобби было сложно придумать тему для беседы, а Тыквенная голова просто смущался.
Когда мы закончили, то прежде чем разойтись по классам, я предложил Ари после школы пойти домой вместе. Тот как-то замялся, сказал, что с удовольствием составит нам компанию, но в тот день он нам больше не попадался на глаза.
- С Тыквенной башкой в дружбу играете?- присвистнул Сэм, тот самый задира из параллельного класса, подойдя и положив руки нам на плечи,- не боитесь, что он вас сожрет?
- Чего ты несешь,- Бобби нахмурился, скинул руку Сэма со своего плеча,- дебил!
Сэм смотрел на него с минуту, перекатывая во рту жвачку, потом надул из нее пузырь, лопнул его, цокнул языком.
- Это вы дебилы, ребят. Все знают, что у нашего тыквоголового в подвале есть стратегический запас из засоленного и рассованного по банкам человеческого мяса. Есть отдельная банка с глазами, кстати,- серьезно произнес он. Я сморщился, потому как свинина начала проситься обратно.
Глядя на наши лица, Сэм загоготал.
- Точно дебилы,- отсмеявшись, вынес он вердикт нашем умственным способностям.

С Ари мы сидели практически за каждым обедом и Сэм не упускал возможности припугнуть нас чем-нибудь еще, кроме запасов мяса в подвале. Доходило до того, что Тыквенная голова на самом деле не человек, а двойник из его зеркала, который поменялся с Ари местами. Оттого-то паренек и тормоз, поскольку сидя в зеркале умным не станешь. Бобби шутил над Сэмом в ответ, спрашивая не оттого ли Сэм сам такой тупой.
Меня больше волновало то, что Ари мог допоздна засиживаться в школе, ожидая пока за ним не приедет кто-то из родителей. Один идти домой он категорически отказывался. Сначала были вежливые отмазки вроде тех, что его кто-то из учителей оставил после уроков, что он должен сходить в библиотеку, но напуганный взгляд при упоминании дороги домой выдавал Ари с головой. Нам говорить о причине отказов Ари не говорил ничего, но тот же Сэм сказал о том, что этот отсталыш может бояться пугала.
- Пугала?- переспросил Бобби, поправляя очки. Мы сами засиделись в столовой, пытаясь решить сложную задачу из домашнего задания по математике. Вместе оно как-то легче.
- Ну да.
Сэм вообще-то собирался уже уходить, он переобулся и забрал куртку из раздевалки, как решил перед уходом попить, и наткнулся на нас, бормочущих себе под нос варианты решения.
- Я как-то ходил той дорогой разок,- Сэм распаковал трубочку, идущую в комплекте с коробочкой с соком,- просто до моего дома можно и по-другому дойти, а до дома тыквоголового одна дорога, вроде как. Через частные дома. Вот во одном из дворов стоит пугало.
- Оно правда страшное?- поинтересовался я, подумывая о том, чтобы тоже купить сока.
- Ну, не страшнее тебя, во всяком случае,- сказал Сэм.
- Так смешно, что сейчас помру, ага,- я закатил глаза.
- Да ну обычное пугало,- Сэм хотел было закинуть ноги на свободный стул, но увидел, что в столовую вошла учительница биологии, и вообще спрятал ноги под столом. Нам не разрешалось ходить по школе в обуви, в которой ходим по улице.
- Такое оно, в дырявой шляпе, вместо головы - тыква, прямо как у нашего тормознутого друга,- Сэм неспешно потягивал сок, не спуская глаз с биологички,- рубашка клетчатая, из под которой солома торчит. Что я вам рассказываю, как будто пугал никогда не видели!
Бобби пожал плечами.
- Не видел, представь себе. Вообще не знаю, зачем устанавливать пугало во дворе, пусть и частного дома, но в черте города. Их же вроде как раньше на поле ставили, не?
- Да ну,- покачал головой я,- в садах и огородах тоже ставили, чтобы птицы урожай не клевали.
Сэм удивленно вздернул брови.
- Зачем пугало вообще там нужно? Какой урожай, супермаркет под боком! Серьезно не видели?
- Значит, оно нравится человеку, который его поставил,- Бобби пересчитывал мелочь, найденную в кармане джинсов,- пойду куплю булочку.
Сэм допил сок, хотел было встать и отправиться домой, как вернувшийся Бобби предложил:
- А давайте прогуляемся до пугала.
Его глаза азартно сверкали. Сэм закинул на плечо сумку.
- Пошли.

Пугало оказалось не то чтобы страшным, больше вызывающим какую-то неприятную тревогу. На тыкве, что служила ему головой, были вырезаны глаза и острозубый рот. Рубашка, набитая соломой, изрядно поистрепалась, как и шляпа, которая венчала голову пугала. Очень толстая палка, к которой крепился низ пугала. Вторая, перечеркивающая первую, была чуть тоньше, за нее пугало "держалось" рукавами рубашки. Дворе же, где это самое пугало было установлено, казался запущенным, как и сам дом, хотя вроде бы на втором этаже горел тусклый свет.
У меня мелькнула мысль, что пугало тут само по себе, совсем не к месту.
- Я раньше пугал младшую сестру тем, что оно умеет прыгать. Стоит ему перепрыгнуть через забор, то пиши пропало. Съест ее щеки, а потом и до кишок доберется,- задумчиво пробормотал Сэм, подходя к забору чуть ли не вплотную.
- Выздоравливай что ли,- пожелал я Сэму, отчего Бобби нервно засмеялся. Очевидно, его тоже несколько напрягало находиться перед пугалом. Я отчасти понимал Ари, которому приходилось проходить здесь каждый день. И чем дольше я смотрел на пугало, тем тревожнее себя ощущал. Воздух вокруг как будто сгустился, повисла гнетущая тишина. Сэм нахмурился.
- Оно вроде раньше в другом дворе было. Или я что-то путаю...
- Пошли отсюда,- Бобби не выдержал первым, развернулся и пошагал прочь от дома. Я последовал за ним, позвав Сэма с нами, но тот только махнул рукой и сказал, что ему быстрее дойти до дома отсюда, чем топать обратно.

Следующим утром Сэма в школе мы не увидели. Вплоть до обеда Бобби был бледен и неразговорчив, да и я сам странно себя ощущал.
- Привет, придурки!- Сэм подсел к нам за обедом за стол, за которым мы обычно сидели с Ари.
- Где ты был?- спросил я, чувствую, как становится существенно легче дышать. Как будто тугой узел в груди немного ослаб.
- Ночью зуб разболелся, с утра мама повезла меня к стоматологу,- Сэм взял только компот,- есть нельзя теперь. Ну, пока нельзя.
Тыквенная голова сидел в самом углу и казался бледнее обычного. На предложение подсесть к нему туда, Бобби скривился, мол, еще чего, что, по всей столовой за ним бегать теперь? Не захотел сесть с нами, то пусть сидит один.
- Я уж думал, что тебя пугало сожрало,- произнес Бобби, но в его голосе звучало явное облегчение.
- Как оно сожрет?- засмеялся Сэм,- у него ни зубов нормальных, ни желудочно-кишечного тракта, чтобы переварить меня.
Тут он как будто о чем-то вспомнил.
- Но!
Он полез в карман за смартфоном.
- Стоматология находится недалеко от моего дома, потому в школу я шел той же дорогой, что вчера шел домой.
Сэм открыл галерею. На одной из фотографий пугало стояло уже в другом дворе. Меня прошиб холодный пот.
- Да кто-то поставил такое же, а ты нас сейчас напугать пытаешься,- неуверенно сказал Бобби, потирая лоб.
- Зачем мне вас пугать?- Сэм отложил телефон,- вы каждое утро смотритесь на свое отражение, у вас иммунитет.
- Погоди-ка,- я пропустил мимо ушей его слова,- открой еще раз ту фотку.
Сэм покорно полез в галерею еще раз. Узел в груди снова затянулся
- Этот дом, во дворе которого оно стоит,- я показывал на часть дома, попавшую на снимок,- находится ближе к школе, чем предыдущий.
Бобби страшно выпучил глаза, напрочь забыв о том, что ужасно хотел есть, сидя на уроке литературы. Сэм часто-часто моргал, явно растерявшись от такого открытия. Мы не стали делиться мыслями, просто приступили к еде. Я невольно поглядывал на Ари, возившего ложкой по тарелке с привычным супом.

После занятий, когда мы втроем пересеклись в раздевалке, Бобби предложил снова сходить поглядеть на пугало и проверить так ли все обстоит на самом деле, как мы подумали. Сэм потрепал и без того взъерошенные волосы.
- Ну пошли,- как-то неуверенно сказал он, забрасывая сумку на плечо, посмотрел на меня, будто ожидая, что я стану протестовать.
- Идем,- тоже согласился я, натягивая куртку.
К своему ужасу, мы действительно обнаружили пугало во дворе дома, который стоял ближе к школе. И сегодня оно выглядело как будто еще хуже, чем вчера. Тыква, прикрепленная на место головы, начинала подгнивать. Может быть вчера мы этого не заметили, но сегодня это как-то сильно бросалось в глаза.
- Как думаешь, зачем оно к школе направляется?- нервно усмехнулся я, толкнув Бобби в бок. Тот побледнел, а Сэм хмыкнул.
- Башку новую себе ищет, сто процентов.
Мы переглянулись, а потом засмеялись. Только смех этот был натянутым, неестественным. Дураку понятно, что нам было страшно, хотя храбрились. Хорошее ли дело, пугаться какого-то старого пугала, которое просто кто-то таскает из двора во двор.
Когда мы уходили, я снова посмотрел на двор. Как и предыдущий, он смотрелся очень неприглядным, как будто с пугалом сюда перетащили и засохшую траву, и сорняки.
Решили, что Сэм будет идти домой этой дорогой через день, чтобы периодически смотреть куда еще могло добраться пугало. У меня почему-то не было никаких сомнений в том, что оно передвигается самостоятельно.

На другой день, когда закончились уроки и мои дополнительные занятия, я спустился в раздевалку, чтобы забрать куртку и переобуться, прежде чем идти в бассейн на плавание. Бобби мучился на дополнительном занятии по математике, Сэм собирался вот-вот ко мне присоединиться, большинство других учеников уже разошлось по домам. Только где-то наверху тоненький девчачий голосок старательно выводил какую-то песню под фортепьяно. В раздевалке не было никого кроме меня, по крайней мере, я так думал, пока не услышал сдавленные всхлипы.
- Кто тут?- позвал я, не придумав ничего умнее. Всхлипы на мгновение стихли, а потом стали громче. Я принялся ходить между рядами длинных вешалок, чтобы найти плачущего. В области желудка появилось неприятное ощущение, похожее на то, которое появляется при голоде, однако я был сыт. Наверное, таким образом мой организм пытался предупредить о надвигающихся неприятностях.
Я обнаружил Тыквенную голову, давящегося рыданиями, забившись под одну из вешалок и прислонившись к стене.
- Ари?- удивился я,- ты чего ревешь?
Он поднял на меня заплаканные глаза, отняв руки от лица. Уголок рта с правой стороны лица, был разорван, словно Ари зацепился за огромный рыболовный крючок, как это бывают с рыбами, а потом его дернули обратно. У меня по спине пробежали мурашки. Только сейчас я заметил, что его пальцы были измазаны в крови. Ари смотрел на меня как побитый щенок, ожидая следующего удара.
- Тебе надо к медсестре,- неуверенно произнес я, чувствуя как бешено колотится сердце. Ари подскочи ко мне, ухватил за правую руку и кровь впиталась в рукав моей белой толстовки.
- Проводи меня домой, пожалуйста,- прошептал Ари дрожащим голосом, трясясь от ужаса,- мама не сможет, мама на работе...
- Эй, ты где?- я услышал громкий голос Сэма.

- Сэм!- крикнул я. Он пошел на мой голос. Увидев изуродованное лицо Ари, он отшатнулся.
- Тебе к врачу надо, понимаешь?- я обхватил Ари за плечи, тот начал яростно мотать головой.
- Нет, домой! Надо домой!
Сэм поменялся в лице, будто что-то вспомнив, полез в свою сумку, достал платок.
- Он чистый, возьми,- пробормотал Сэм, вручая платок Ари. Тот часто-часто моргал, будто не замечая ничего вокруг. Тогда Сэм вложил платок ему в ладонь и приложил ее к разорванной щеке. Платок тут же пропитался кровью.
- Так оно получше будет,- тихо сказал Сэм. Ари подождал, пока мы переоденемся. Сам он уже был в куртке и ботинках, в которых ходил по улице. Как будто уже успел выйти из школы, но вернулся. Я нахмурился.
Выйдя из школы, мы замерли на месте, а Ари снова забился в рыданиях, машинально оседая на корточки. Пугало теперь стояло недалеко от забора школы.
- Ну-ка давай обратно,- я подхватил Ари и мы вернулись в раздевалку, куда уже успел спуститься Бобби.
- Вот вы где...-начал было он, но увидев наши выпученные глаза и разорванную щеку Ари, он осекся на полуслове, ошарашенно сделал пару шагов назад. Сэм сказал ему, что пугало уже у школьного забора. Бобби снял очки, положил их в футляр. Во-первых, чтобы не не забрызгало кровью, если она будет. А во-вторых, чтобы хуже видеть и меньше бояться.
- Надень обратно,- велел я,- если ты будешь как слепой котенок, то какой прок?
- В каком плане?- подслеповато сощурился Бобби, доставая очки.
- Ну оно же не просто так сюда притащилось. Значит, будет нападать. Придется отбиваться.
Ари заплакал сильнее прежнего.
- Да оно только за мно-о-ой,- кое-как разобрали мы сквозь плач. Мы непонимающе уставились на него. Заикаясь и постоянно сбиваясь с нити рассказа, Ари рассказал, что видел это пугало каждый день по дороге в школу и обратно. У мальчишки складывалось впечатление, что оно следит за ним своими черными прорезями. Сначала Ари старался не обращать внимания на гнетущие ощущения, потом решил побороть страх. Он стал подолгу останавливаться возле пугала, рассматривать его, говоря себе, что ничего не боится. Затем Ари даже пожалел пугало. Стоит тут что в дождь, что в солнечный день. А после мальчишка еще заметил, что тыква, служившая пугалу головой, начала подгнивать. Ари тогда сказал пугалу, что если бы он мог помочь, то дал бы ему новую голову, ведь судя по всему в доме, во дворе которого тогда стояло пугало, никто не жил. Соответственно, приготовить новую голову для пугала было некому.
И вот с того момента началось. Пугало начало перемещаться из одного двора в другой, вдоль дороги, которой обычно ходил Ари, а потом стало целенаправленно двигаться к школе. Понятное дело, что мальчишка насмерть перепугался, потому попросил родителей отвозить в школу и забирать оттуда. Сегодня мама не смогла. Ари пошел один, пугало стояло во дворе первого же дома в частном секторе, намного дальше от того места, где мальчишка повстречал его впервые. Дальше Ари рассказывать не стал, он залился слезами. Щека наверняка болела невыносимо.
Сэм повесил сумку на крючок вешалки.
- Вроде биты так и лежат под скамейкой, да?
Бобби кивнул, а потом спохватился:
- Ты серьезно?
- Очень просто,- Сэм пожал плечами,- мы берем биты и разносим к чертям это сраное пугало. Что оно может нам сделать?
- Ну, очевидно, что какие-то трюки у него в запасе все же имеются,- я кивнул на щеку Ари.
Сэм только махнул рукой.

Биты для крикета, о которых говорил Сэм, и впрямь оказались в мужской раздевалке. Они лежали под скамьей, на которой мальчишки обычно переодевались. В крикет играли нечасто, однако учитель все равно решил закупить все нужное. Кому-то игра действительно нравилась и после занятий осенью, когда не было дождя, или весной, ученики отправлялись на школьный стадион, взяв все необходимое. А чтобы лишний раз не дергать учителя, то в мужскую и женскую раздевалки, положили несколько бит и мяч.
Сэм обрадованно схватил биту. Наконец-то ему безнаказанно можно будет влупить ею кому-то по голове. Бобби вертел биту в руках, с сомнением глядя на остальных.
Ари тоже взял биту, но сказал, что это плохая затея и мы можем пострадать. Я заверил, что все обойдется, мы проводим его домой. Хотя у самого дрожали коленки.
Пугала нигде не было видно, когда мы осторожно выглянули из-за дверей на улицу. Посреди школьного двора стояла только та перекрещенная палка, на которой крепилось пугало.
- Что за черт,- пробормотал я, глазами выискивая драную шляпу и голову из тыквы. Бобби несказанно обрадовался отсутствию противника на линии горизонта.
- Повезло!- выдохнул он и на его губах заиграла счастливая улыбка. Осмотревшись еще раз, мы решили вернуться в раздевалку, чтобы забрать куртки и сумки. Можно было спокойно проводить Аи и самим разойтись по домам.
Однако на подходе к раздевалке, мы ощутили, что стало прохладнее.
- Окно не закрыли что ли,- как бы в никуда сказал Сэм, а вот Ари снова начинал плакать, едва успокоившись.
Ари все понял, еще до того как это "все" дошло до нас. Одно из трех окон оказалось разбито, как и несколько лампочек, освещавших раздевалку. Разбросана солома. Мой взгляд наконец зацепился за одиноко лежавшую на полу истрепанную шляпу.
Мое сердце издало гулкий "тудум" и, едва вернувшись на свое законное место, снова обрушилось в пятки. Волосы на затылке встали дыбом.
- Назад, назад!- скомандовал Сэм, вглядываясь в полумрак, откуда доносилось шипение. Будто кто-то змею притащил в школу.
Пугало, вернее, то, что еще носило на себе голову из тыквы и рубашку, из которой вытряхнулась почти вся солома, ползло по направлению к нам, загородивших собой Ари, исступленно бьющегося в истерике. Бобби цыкнул на него несколько раз, но как будто только подлил масла в огонь.
Пугало подняло свою гниющую тыквенную голову, замерло, изучая наши перекошенные от страха лица своими черными дырами вместо глаз.
- Мать твою,- выдал Бобби, когда пугало начало остервенело биться головой об пол, издавая странный звук, похожий на скрип дверных петель. Меня передернуло. Сэму, наверное, надоело стоять и бояться, потому дико заорав, чем напугал Ари еще больше, бросился к пугалу, занес над ним биту.
Что-то черное и длинное, молниеносно вылезшее из одного рукава клетчатой рубашки, вцепилось в биту.
Это что-то было похоже на кривую ветку дерева, которая стучалась ко мне в окно каждую дождливую, ветреную ночь.
Голова пугала медленно повернулась своими прорезями к Сэму, ухнула, как сова.
Раздался громкий треск.
Это бита Сэма разлетелась в щепки, а он сам завопил от боли - одна из них воткнулась ему в левый глаз. Пугало же продолжило методично расколачивать свою голову. Мы с Бобби просто стояли и смотрели, не в силах пошевелиться. Мое тело будто налилось свинцом. Ари все так же плакал.
Бобби понял на меня глаза, в которых читался животный ужас, и шепотом произнес:
- Хватаем Сэма и валим отсюда.
Я ошарашенно глядел на него, отрицательно помотал головой.
- Так нельзя!
- Ему нужен Ари, пусть забирает!- прошипел Бобби, придвинувшись ко мне вплотную. Наши лица отделяло буквально несколько сантиметров. Бобби тяжело дышал, обдавая меня запахом тунца, сэндвич с которым он купил по дороге в школу, чтобы не есть еду из столовой.
- А если мы будем мешать пугалу, то он нас всех или искалечит, или убьет!
Послышался чей-то радостный визг, перекрывший крики Сэма. Мы снова перевели взгляды на пугало. К горлу подступил комок. Что за черт, где все учителя?
Наверху продолжала петь девочка. Она пела о красоте осени, о золотых и багровых оттенках лиственного ковра, выстилающего узкие улочки загадочного городка.
Под оболочкой из тыквы оказалась маленькая сморщенная голова, похожая на младенческую, только совсем крохотная, угольно-черная. Глаз не было, две щели, сочившиеся густой жидкостью, отдаленно напоминавшей кровь. Вместо рта - такая же щель, только подлиннее, с несколькими темно-коричневыми зубами.
По коридору поплыл запах тухлой рыбы. Я зажал нос рукой, чтобы не вырвало. Бобби ухватил Ари за воротник и потащил мальчишку к пугалу.
-На, забери и проваливай!
Щели, сочившиеся мерзостью, вперились в лицо Бобби. Ари надрывал голос, совсем уже отключившись от реальности.
Голос девочки становился все выше, а музыка ускоряла темп. Где же все?
Сэм опустился на четвереньки, то поднося руку к щепке, торчавшей из глаза, то убирая ее подальше.
Черное нечто, походившее на ветку, вцепилось в лицо Бобби, от чего он заверещал. Его очки упали на пол.
- Отпусти! Возьми его!
Я подошел поближе, протянул руку Ари, тот ухватился, видимо ненадолго восстановив связь с происходящим.
Шею Бобби разрезало с резким свистом, будто кто-то рассек хлыстом воздух.
Кровь брызнула на меня, на Ари, на Сэма. На очки. Я зажмурился и меня все-таки вырвало.
Отдышавшись, помог встать Сэму.
Тело Бобби рухнуло на колени, да так и замерло на мгновение. Потом же упало на пол.
Голос девочки умолк, оборвалась и музыка. Я подхватил Сэма и Ари под руки, кое-как выволок их из школы на улицу, где все еще стояла перекрещенная палка, на которой крепилось пугало. Последнее, что я успел увидеть было то, что маленькая голова, прятавшаяся под тыквой, сжалась еще сильнее. Где же все?

Глаз Сэма спасти не удалось, правда, его это почему-то мало волновало. Отец купил ему повязку и он теперь называл себя королем пиратов. Ари в школу больше не пришел, не через месяц, ни через год. Мы довели его до дома, Тыквенная голова был в совершенно невменяемом состоянии. Кто-то поговаривал, что Ари загремел в психушку, кто-то настаивал на том, что он просто уехал куда-то с родителями, ведь он якобы не впервые меняет школу.
Бобби хоронили в закрытом гробу, историю замяли с трудом. Сослались вроде на то, что все произошло из-за какого-то несчастного случая. Какого именно - моя память, переставшая нормально работать после произошедшего, отказывалась вспоминать. Она будто старается каждое тревожное, каждое страшное воспоминание спрятать в своей пучине.

Фильмы ужасов забываются с легкостью, но почему-то пугало с головой Бобби, которое иногда стучалось ко мне в окно по ночам, забыть не выходит.








Популярные сообщения из этого блога

Паразит.

За стеной кто-то громко закричал, я вздрогнул и проснулся. Горела лампа, очки съехали на кончик носа, книжка валяется на полу. Следом за криком последовал глухой удар, будто что-то бросили на пол. И снова вопль.
В углу у окна, забравшись под полупрозрачные занавески, согнувшись в три погибели, сидел Пиявка. - Ты опять этого старого алкаша донимал?- поинтересовался я, сев на кровати, пытаясь сообразить который сейчас час. Приплюснутая морда, как у нетопыря, осторожно выглянула из-за занавески. Сосед продолжал орать. - Вроде же договорились, что соседей справа и слева ты не трогаешь,- я откинул одеяло, потер глаза, свесил ноги с кровати. Пиявка выбрался из-за занавесок, хлопая своими огромными зелеными глазами, которые в темноте светились, как у кошки. - Да я ж маленько,- ответил он мне словами того самого алкаша, который сейчас метался за стенкой. Вообще Пиявка мало разговаривал, однако со мной почему-то он мог выдавить из себя пару фраз, которых набрался от людей, живущих в нашем доме…

Сапожок.

Макс поднял глаза к хмурому небу, затем беспомощно обвел взглядом мрачные деревья. Казалось, что они подбираются к пареньку все ближе, постепенно смыкаясь вокруг него в плотное кольцо.
Юноша угрюмо смотрел на то, как Пряник неуклюже ковыляет за ним, крепко-накрепко вцепившись в детский резиновый сапожок нежно-голубого цвета.
- Устал?- спросил юноша, сбрасывая рюкзак на опавшие листья. Пряник закивал, приостановившись и свесив голову на бок, вывалив из раскрытой пасти длинный розовый язык. Запыхался, бедняга.
Пряник подошел поближе к Максу, а потом сел на землю, по-хозяйски разложив на траве длинный хвост.
- Надо бы поесть,- вздохнул паренек, усаживаясь рядом с Пряником. Тот выжидающе посмотрел на паренька, засвиристел, нетерпеливо заерзав на месте.
- Да как так можно, одно сладкое жрать!- паренек принялся рыться в рюкзаке.
Пряник захныкал. Не выпуская сапог из лапок, он пододвинулся к рюкзаку Макса, что-то пропищал. Его странная мордочка, отдаленно напоминающая морду летучей лиси…

Новоприбывшие.

- Ну-с, Бриндис, с вами мы почти закончили,- довольно произнесла Ингер, закончив зашивать миссис Фараго, еще недавно всегда улыбающуюся пожилую женщину, которая отравилась минувшим вечером во время просмотра телевизора. Девушка выключила диктофон.
Уголки губ покойницы будто бы приподнялись в слабой попытке улыбнуться. По крайней мере, так показалось Ингер. Дело осталось за малым.
- Закончила?- к Ингер заглянул Дежё, парень с вечно всклокоченными волосами соломенного цвета,- курить пойдешь?
Ингер посмотрела на Бриндис, накрыла ее простыней.
- Да, да, иди. Я догоню.
Дежё улыбнулся и, выхватив из кармана зажигалку, понесся на улицу, попутно доставая помятую пачку сигарет с вишневым вкусом.
- Эй, Дежё! - его окликнул Имре, высунувшись из своей каморки,- ты опять сожрал мой ужин?
- Ага,- бросил на бегу Дежё,- стоп, что?
Имре клацнул зубами. Дежё закатил глаза.
- Не трогал я твой ужин. Что ты начинаешь, один раз перепутал ланчбоксы, теперь цепляешься ко мне.
- Я бы тогда спросил: Дежё, ты перепутал…