К основному контенту

Шкаф.

Мальчик тихонько постучался в дверь стенного шкафа. Она отворилась и мальчик увидел вытянутую морду чудовища.
- Чего тебе?- недовольно спросило оно, сонно потирая огромные янтарные глаза, похожие на две луны.
- Ты не мог бы меня съесть?- спросил мальчик,- сегодня в школе тест по математике и лучше уж ты меня съешь, чем потом меня папа накажет.
- Иди давай,- пробурчало чудовище и захлопнуло дверь. Мальчик пошел собирать рюкзак.


Мальчик поскребся в дверь шкафа. Чудовище выглянуло. У него в лапах была свежая утренняя газета, на носу красовались очки в роговой оправе. Из шкафа пахло свежей выпечкой и кофе.
- Чего тебе?- спросило чудовище, поправляя свой домашний полосатый халат.
- Возвращаю книгу,- мальчик протянул толстенный сборник сказок в пестрой обложке. Чудовище улыбнулось, обнажив черные зубы.
- Понравилась?
- Ага, еще как,- мальчик заглядывал за плечо чудовища, пытаясь как следует рассмотреть его жилище.
- Заходи,- вздохнуло чудовище. Мальчишка радостно взвизгнул и зашел в шкаф.


Подросток деликатно постучал трижды в дверь шкафа. Когда она открылась через несколько минут, подросток увидел чудовище в смешной соломенной шляпе, уже знакомых очках и зеленом фартуке из плотной ткани. В лапах чудовище держало садовые ножницы.
- Чего тебе?- спросило оно, неуклюже пытаясь почесать нос, а потом получше разглядело зареванное лицо юноши и обомлело.
 - Она меня бросила,- дрожащим голосом вывел подросток.
- Всего-то?- крякнуло чудовище, уперев руки в бока,- а ну, пошли-ка со мной.
Оно было убеждено, что лучшего лекарства, чем садоводство ни в одном мире не сыщешь.


Юноша сидел на кровати. Просматривал семейный фотоальбом. Сил, чтобы плакать уже не осталось. Дверь шкафа открылась сама.
- Чего тебе?- буркнул юноша, переворачивая страницу. Чудовище, смахнув с шерстистой морды слезинку, сняло очки и положило их в нагрудный карман теплого свитера. Согнувшись в три погибели из-за огромного роста, чудовище прошло в комнату юноши. Хвост чудовища нервно подергивался от волнения.
- Почему ты мне сам не рассказал?- спросило оно утробным голосом.
- Потому что,- огрызнулся юноша, отодвигая альбом. На шею накинут галстук, но завязать его не получилось. Чудовище присело на пол возле юноши, стало завязывать его галстук.
- Съешь меня,- попросил юноша жалобным голосом.
- Нет,- ответило чудовище,- если ты не придешь на похороны, это будет некрасиво.
- Потом съешь?
Чудовище молчало. Когда галстук был готов, чудовище встало, потрепало юношу по волосам, коснулось теплой мягкой ладонью его щеки.

Отца нарядили и погребли. Мать стояла над могилой, как каменная статуя. Мачеха бросалась на гроб, рыдая и голося. Младшие брат и сестра сначала горько плакали, а потом затихли, как и все остальные многочисленные родственники.
Вдалеке, на зеленом холме, показался высокий силуэт. Юноша вперился в него красными от слез глазами, даже слегка улыбнулся - из-под плаща незнакомца торчал вполне узнаваемый хвост с кисточкой.




Популярные сообщения из этого блога

Паразит.

За стеной кто-то громко закричал, я вздрогнул и проснулся. Горела лампа, очки съехали на кончик носа, книжка валяется на полу. Следом за криком последовал глухой удар, будто что-то бросили на пол. И снова вопль.
В углу у окна, забравшись под полупрозрачные занавески, согнувшись в три погибели, сидел Пиявка. - Ты опять этого старого алкаша донимал?- поинтересовался я, сев на кровати, пытаясь сообразить который сейчас час. Приплюснутая морда, как у нетопыря, осторожно выглянула из-за занавески. Сосед продолжал орать. - Вроде же договорились, что соседей справа и слева ты не трогаешь,- я откинул одеяло, потер глаза, свесил ноги с кровати. Пиявка выбрался из-за занавесок, хлопая своими огромными зелеными глазами, которые в темноте светились, как у кошки. - Да я ж маленько,- ответил он мне словами того самого алкаша, который сейчас метался за стенкой. Вообще Пиявка мало разговаривал, однако со мной почему-то он мог выдавить из себя пару фраз, которых набрался от людей, живущих в нашем доме…

Сапожок.

Макс поднял глаза к хмурому небу, затем беспомощно обвел взглядом мрачные деревья. Казалось, что они подбираются к пареньку все ближе, постепенно смыкаясь вокруг него в плотное кольцо.
Юноша угрюмо смотрел на то, как Пряник неуклюже ковыляет за ним, крепко-накрепко вцепившись в детский резиновый сапожок нежно-голубого цвета.
- Устал?- спросил юноша, сбрасывая рюкзак на опавшие листья. Пряник закивал, приостановившись и свесив голову на бок, вывалив из раскрытой пасти длинный розовый язык. Запыхался, бедняга.
Пряник подошел поближе к Максу, а потом сел на землю, по-хозяйски разложив на траве длинный хвост.
- Надо бы поесть,- вздохнул паренек, усаживаясь рядом с Пряником. Тот выжидающе посмотрел на паренька, засвиристел, нетерпеливо заерзав на месте.
- Да как так можно, одно сладкое жрать!- паренек принялся рыться в рюкзаке.
Пряник захныкал. Не выпуская сапог из лапок, он пододвинулся к рюкзаку Макса, что-то пропищал. Его странная мордочка, отдаленно напоминающая морду летучей лиси…

Новоприбывшие.

- Ну-с, Бриндис, с вами мы почти закончили,- довольно произнесла Ингер, закончив зашивать миссис Фараго, еще недавно всегда улыбающуюся пожилую женщину, которая отравилась минувшим вечером во время просмотра телевизора. Девушка выключила диктофон.
Уголки губ покойницы будто бы приподнялись в слабой попытке улыбнуться. По крайней мере, так показалось Ингер. Дело осталось за малым.
- Закончила?- к Ингер заглянул Дежё, парень с вечно всклокоченными волосами соломенного цвета,- курить пойдешь?
Ингер посмотрела на Бриндис, накрыла ее простыней.
- Да, да, иди. Я догоню.
Дежё улыбнулся и, выхватив из кармана зажигалку, понесся на улицу, попутно доставая помятую пачку сигарет с вишневым вкусом.
- Эй, Дежё! - его окликнул Имре, высунувшись из своей каморки,- ты опять сожрал мой ужин?
- Ага,- бросил на бегу Дежё,- стоп, что?
Имре клацнул зубами. Дежё закатил глаза.
- Не трогал я твой ужин. Что ты начинаешь, один раз перепутал ланчбоксы, теперь цепляешься ко мне.
- Я бы тогда спросил: Дежё, ты перепутал…