К основному контенту

Кот на крыше (из старого)



Люблю смотреть на город с высоты крыши моего дома. Особенно глубокой ночью, когда уже не слышно шума проезжающих машин. Иногда ко мне присоединяется мой сосед по лестничной клетке, хотя поговорить нам, в общем-то, не о чем. Либо он жалуется на маленькую зарплату, либо на жену, обращаясь не совсем ко мне, а скорее к своей трехдневной щетине, которую он беспрестанно почесывает во время монолога. Что до меня, то я чаще молчу, мирно попивая чай и доедая вчерашние кексы. Крыша – самое хорошее место для поедания кексов. Тогда в них появляется особый привкус.

В основном компанию мне составляет старый термос. Неважно, буду ли я пить чай или нет, я все равно беру его с собой – вдруг захочется. Спускаться за ним обратно в квартиру обычно лень.

          В эту ночь я был не один. Сначала со мной были только сотни далеких звезд и хриплый голос мужчины, который громко бранился где-то внизу у подъезда.

Потом я увидел маленькую черную тень у телевизионной антенны. Она отрывисто двигалась в мою сторону. Я замер на месте, не совсем разглядев что это такое.

          Это был черный кот. Когда он вышел из тьмы, я увидел как его глаза вспыхнули зеленым огнем.

  - Всего лишь кот,- с явным облегчением выдохнул я и тут же спросил самого себя: « А кого ты ожидал увидеть? Гнома?».

  - Что значит «всего лишь кот»?- с достоинством произнес кот, широко открывая клыкастую пасть и демонстрируя шершавый язык.

  - Ну-у…- протянул я, даже и не зная, что ему ответить. Ведь если я отвечу, то это будет полным бредом. Коты же не умеют говорить.

  - Я не «всего лишь кот»,- гордо произнесло животное, манерно растягивая слова,- я – черный кот.

Его усы задорно топорщились.

  - Ты умеешь говорить? – только и смог вымолвить я, уже порядком измучив термос.

  - Умею, еще и получше некоторых людей,- кот сидел в нескольких шагах от меня, сохраняя дистанцию. Наверное, боялся, что я начну его гладить или потащу домой, чтобы накормить.

  - Ясно,- отозвался я, отвинчивая крышечку и наливая в нее чая. Кот довольно жмурился, словно он только что слопал вкусную, упитанную мышь.

На крышу, прямо перед нами, плавно приземлились два голубя. Они ворковали очень тихо, будто опасались, что мы услышим о чем они ведут речь.

Черный кот фыркнул.

  - Сплетники,- надменно сказал он, водя хвостом из стороны в сторону.

  - Что? – я перевел взгляд с голубей на кота.

  - Сплетники,- повторил кот, явно уязвленный тем, что ему пришлось повторять,- они обсуждают местных котов.

  - Как ты научился говорить? – поинтересовался я. Кот поерзал на месте, устраиваясь поудобнее.

  - Я и не учился, меня заколдовала одна ведьма. Я был мальчишкой, человеческим мальчишкой. Я прислуживал ей. А потом как-то разбил склянку с зельем.

  - А почему ты сейчас ей не прислуживаешь? – недоуменно спросил я, перебирая в голове, кто из моих пожилых соседок может быть ведьмой. Определенно мисс Смит. У нее крючковатый нос с отвратительной бородавкой. Поговаривают, что она продает странные по запаху и цвету варева.

  - Она умерла в страшных муках, много курить вредно - ответил кот, смакуя каждое слово, не сводя глаз с голубей. В относительной темноте его глаза мерцали как две маленьких зеленых лампочки. – Тот, что справа – лакомый кусочек.

Черный кот облизнулся. Я продолжил пить чай.

          Так мы и просидели до самого рассвета. Кот сетовал на то, что достать мясные обрезки становиться сложнее день ото дня, мышей он ловить брезгует, про крыс и говорить нечего. Говорил о том, что самая вкусная свинина у старика Бардроя, на углу возле пекарни. А девушка из кофейни напротив то и дело подкармливает кота пирожными с заварным кремом, от чего мой собеседник был не в восторге: пирожные-то выше всяких похвал, но и бока растут неумолимо быстро. Посему в парке он гоняет воробьев, чтобы была хоть какая-то физическая нагрузка. Я только слушал, потому что мне поведать было особо нечего. Ну куда там офисному перекладыванию бумаг с места на место до охотничьих будней кота. 
Когда я стал закручивать крышечку обратно, чтобы пойти домой, кот медленно побрел туда, откуда пришел.

  - Приятно было пообщаться,- вежливо сказал он, мотнув хвостом на прощание.

  - Взаимно,- пробормотал я.

Войдя домой, я присел на табурет у вешалки. Он стоит там на случай, если ко мне в гости приезжает кто-то из пожилых родственников. Обуваться стоя они не могут.

Похлопал себя по щекам. Нет, не сплю.


Популярные сообщения из этого блога

Паразит.

За стеной кто-то громко закричал, я вздрогнул и проснулся. Горела лампа, очки съехали на кончик носа, книжка валяется на полу. Следом за криком последовал глухой удар, будто что-то бросили на пол. И снова вопль.
В углу у окна, забравшись под полупрозрачные занавески, согнувшись в три погибели, сидел Пиявка. - Ты опять этого старого алкаша донимал?- поинтересовался я, сев на кровати, пытаясь сообразить который сейчас час. Приплюснутая морда, как у нетопыря, осторожно выглянула из-за занавески. Сосед продолжал орать. - Вроде же договорились, что соседей справа и слева ты не трогаешь,- я откинул одеяло, потер глаза, свесил ноги с кровати. Пиявка выбрался из-за занавесок, хлопая своими огромными зелеными глазами, которые в темноте светились, как у кошки. - Да я ж маленько,- ответил он мне словами того самого алкаша, который сейчас метался за стенкой. Вообще Пиявка мало разговаривал, однако со мной почему-то он мог выдавить из себя пару фраз, которых набрался от людей, живущих в нашем доме…

Сапожок.

Макс поднял глаза к хмурому небу, затем беспомощно обвел взглядом мрачные деревья. Казалось, что они подбираются к пареньку все ближе, постепенно смыкаясь вокруг него в плотное кольцо.
Юноша угрюмо смотрел на то, как Пряник неуклюже ковыляет за ним, крепко-накрепко вцепившись в детский резиновый сапожок нежно-голубого цвета.
- Устал?- спросил юноша, сбрасывая рюкзак на опавшие листья. Пряник закивал, приостановившись и свесив голову на бок, вывалив из раскрытой пасти длинный розовый язык. Запыхался, бедняга.
Пряник подошел поближе к Максу, а потом сел на землю, по-хозяйски разложив на траве длинный хвост.
- Надо бы поесть,- вздохнул паренек, усаживаясь рядом с Пряником. Тот выжидающе посмотрел на паренька, засвиристел, нетерпеливо заерзав на месте.
- Да как так можно, одно сладкое жрать!- паренек принялся рыться в рюкзаке.
Пряник захныкал. Не выпуская сапог из лапок, он пододвинулся к рюкзаку Макса, что-то пропищал. Его странная мордочка, отдаленно напоминающая морду летучей лиси…

Новоприбывшие.

- Ну-с, Бриндис, с вами мы почти закончили,- довольно произнесла Ингер, закончив зашивать миссис Фараго, еще недавно всегда улыбающуюся пожилую женщину, которая отравилась минувшим вечером во время просмотра телевизора. Девушка выключила диктофон.
Уголки губ покойницы будто бы приподнялись в слабой попытке улыбнуться. По крайней мере, так показалось Ингер. Дело осталось за малым.
- Закончила?- к Ингер заглянул Дежё, парень с вечно всклокоченными волосами соломенного цвета,- курить пойдешь?
Ингер посмотрела на Бриндис, накрыла ее простыней.
- Да, да, иди. Я догоню.
Дежё улыбнулся и, выхватив из кармана зажигалку, понесся на улицу, попутно доставая помятую пачку сигарет с вишневым вкусом.
- Эй, Дежё! - его окликнул Имре, высунувшись из своей каморки,- ты опять сожрал мой ужин?
- Ага,- бросил на бегу Дежё,- стоп, что?
Имре клацнул зубами. Дежё закатил глаза.
- Не трогал я твой ужин. Что ты начинаешь, один раз перепутал ланчбоксы, теперь цепляешься ко мне.
- Я бы тогда спросил: Дежё, ты перепутал…